FATE/STRANGE WAR

FATE/COUNTER GUARDIANS

FATE/BRETHEREN OF MAGI
01.01.2017 – Всех с наступившим новым годом! Как вы видите, мы все еще живы, однако, наш первый сюжет потерял почти всех своих главных героев, жаль, что не в бою, поэтому мы слегка приуныли. В новом году вас ждут новые приключения, в которых вы, как мы надеемся, примете непосредственное участие. Вероятнее всего вас ждет адаптация Гранд Ордера в варианте модуля, а также новая Святая Война в Фуюки с близкими нам каноничными персонажами. В любом случае, мы также ждем идей от вас (например, было предложение, связанное с Лунной Клетью, развития которого мы ждем), не переключайтесь. Еще раз с наступившим, всех благ, здоровья и хороших Гранд Роллов, если вы понимаете о чем мы. Мы добудем Святой Грааль! Ждите подробностей с места событий.

07.12.2016 – До обновления дизайна мы временно демонтировали меню в объявлении форума, так как оно потеряло свою актуальность. Это лишь временное неудобство.

26.11.2016 – Властью данной мне Программой Грааля я, Мартин Элегия, объявляю небольшую переработку для оптимизации игры. Прошу не пугаться и, если вы зашли, чтобы выложить игровой пост, сохранить его куда-нибудь, он вам обязательно еще понадобится.

06.10.2016 – Все. Открыты. Официально.

04.10.2016 – Форум еще не открылся, а нам уже подали достаточно большое количество анкет, что не может не радовать. Говорить о том, что нам нужны мастера, мы считаем, нет смысла, это и так видно невооруженным глазом при взгляде на список посетителей за сутки. Поэтому скажем мы о том, что нам необходим Рулер в третий город, Хэвен. А теперь о неприятном. Нам порезали бюджет, поэтому количество слуг в каждом городе сокращается до пяти.

Fate/SWAG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/SWAG » Модуль "Fate/Brethren of Magi" » I'm either last or I've already won [26.08.2008]


I'm either last or I've already won [26.08.2008]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

   I'm either last or I've already won
https://68.media.tumblr.com/9eb94333649f9c9e44b502ae7429c827/tumblr_oht3i4ugOT1vlmq9yo1_500.gif

Участники:
Caster Solomon,Lancer Medusa, Lord El-Melloi II [GM], Flat Escardos [GM]

Место действия: Афины
Время действия: 26 августа, вечер
Обстоятельства действия:
Лорд Эль-Меллой II и его студент Флэт Эскардос прибыли в Афины первыми, но ритуал призыва был отложен или на несколько дней и только 25-числа профессор призвал своего слугу - прекрасную Лансер, женщину из древнейшей эпохи. Катализатор сработал так, как и ожидал Вейвер, готовясь к Состязанию. На этот раз он продумал свои действия на несколько шагов вперед и неопытность юности больше не помешает ему на пути к победе. Вместе с тем он готов присматривать за своим нерадивым учеником, так же попавшим в участники Состязания от имени своей семьи. Безусловный магический талант Флэта можно не брат в расчет, ведь его рассеянность и несобранность граничат с невозможным - он может как провалить Призыв полностью, так и призвать невиданную доселе героическую душу без всякого катализатора. Профессор Эль-Меллой решает присматривать за своим учеником и присутствует на его ритуале Призыва вместе с Лансер. Флэт призывает Кастера - еще одну безусловно сильную героическую душу. Этим вечером двум Мастерам и их Слугам предстоит решить, в каких отношениях они вступят в "Войну" и станут ли они врагами друг-другу с первого дня.

Действие происходит в доме, который снимает профессор Эль-Меллой в западной части Афин.

0

2

Этот мир изменился. Прошло без малого два тысячелетия, а он, даже со знаниями, дарованными ему этим странным "сосудом", чувствовал себя не комфортно. Когда-то давно, когда у него еще было тело, он видел эту реальность. Видел право этого мира на существование. Время, вероятности, события, - все это сложная, многомерная, вечно колеблющаяся субстанция, сплетаемая богами в столь сложный узор, что трезво оценить итоги событий не представляется возможным. Соломон, тот, что слышал голос Алайи, мог видеть мир, как эпизоды, события, что накладываются один на другой и с той или иной вероятностью вольны создать свою картину. И чем длиннее была цепь, тем сложнее было это полотно. Завтрашний день виделся Мудрым Царем простым, состоящим из пяти, быть может шести вариантов реальности, полупрозрачных этюдов, что слоями накладываются друг на друга, отличаясь едва ли одним-двумя мазками. Но все было иначе, когда пророчить требовалось далекое будущее. Ни с чем не сравнимая панорама. Живая, не иначе. Сотканная из паутины, не статичной краски, меняющаяся, расплывающаяся, вновь обретающая четкие формы, но даже они - мираж. Соломон видел этот мир прежде, без сомнений. Но он видел мириады миров. Видел их рождения, видел их смерти. Видел слишком многое и многому не предавал никакого значения. Быть может, потому и был так слеп, что не сберег собственную душу. Он никогда не думал, что вновь потребуется этому миру, особенно после своей долгожданной смерти.

Но вот он здесь. Под солнцем далекой страны, так далеко от дома. Ах, как бы он хотел оказаться в своем дворце вновь. Увидеть воочию плоды того, что было посеяно им при жизни. Пусть большая часть из них и была горька, но родной дом скрасил бы тоску на душе. А здесь, на чужбине, в войне, смысл которой представлялся весьма сомнительным, он видел цель только в одном - поиске истинного пути, что был уготован ему Богом, что позволил такой дерзкой магии свершиться.
Его призвал ребенок. Флэт Эскардос, юный волхв, что еще не нашел свой путь. Слишком неопытен, слишком простодушен. Войну, которую ему суждено выиграть, предпочтет учителю. Не самый худой выбор, если брать в расчет мнение Соломона, но коль у мира был план, и заключался он в получении Грааля Соломоном - тому было суждено исполниться. Не будут важны жертвы этого времени, этой реалии. Он уже видел, что ждет его по ту сторону. Знает, каков вкус забвения.. Его призыв - вопрос лишь веры в высшие силы и высший план. И пока он полностью не был ясен Соломону, тому оставалось только выжидать, да так, чтобы хотя бы после смерти немного отдохнуть от обязанностей, что возложил на него мир, попутно раскрывая для себя маленькие радости.

Зов мастера застал Соломона врасплох. Беззвучная команда, без лишней магии, без символов и ритуалов инвокации. Простая просьба, ставшая едва ли не громогласным приказом, что был усилен контрактом стократ. От неожиданности и осознания власти своего мастера над ним, Кастер появился так, как, кажется, не следовало появляться мудрейшему из Царей. Едва золотые искры исчезли, взору двух мужчин и женщины предстал он - великий Соломон. В его руках был легонько зажат белый комочек шерсти, который крохотными лапками играл с длинной косой легендарного волшебника. Ярко-синие глазки сапфирами сверкали на фоне золотых вставок, что украшали одеяние слуги. Кажется, мужчина чувствовал себя слегка неловко. В полной тишине этот достаточно рослый, для японцев по крайней мере, муж, облаченный в длинную белую робу, приталенную сложным, витым золотом, поясом, воспринимался слишком ярко. Видимо, это большое белое пятно, которое ярко полыхало отблесками металлов, слегка слепя мужчину, что стоял напротив, было крайне колоритным на фоне типичного греческого колорита, в котором белый цвет - редкий гость (за исключением ритуальных строений, разумеется). Когда же котёнок издал протяжное "Мяу~", у Соломона и вовсе не осталось шанса пробыть незамеченным хотя бы еще секунду. Что же, пришло время действовать.

Запустив руку в густые, длинные, седые волосы, он закрыл глаза, слегка вздергивая подбородок. На его лице появилась открытая, добрая улыбка. Возможно, слегка виноватая, но кто этих Кастеров разберет (странные они).
- Вы звали меня, мастер?

0

3

В комнате собрались все. Вейвер сидел на диване рядом с Эскардосом, а длинноволосая Лансер устроилась позади, прислонившись к столу возле противоположной стены. Предстоящий разговор касался её непосредственно и Мастер желал, чтобы она была здесь и говорила, если найдется, что сказать.

- Кастер, мы ждали тебя, - воскликнул Флэт, улыбаясь Слуге во все тридцать два и уже тише добавил, - нам всем нужно поговорить. Волшебник вызывал у юноши неописуемый восторг и благоговение, такое, что для описания этих эмоций у него точно не нашлось бы слов. Призыв такого героического духа воодушевил Эскардоса настолько, насколько это вообще было возможно в рамках состязания, что по сути своей было самой настоящей войной за святой Грааль. Наследник своей семьи был выдающегося таланта магом, но и как поговаривал его учитель "сказочной рассеянности юношей", что с лихвой компенсировало его непомерную одаренность. Кто знает, как долго Эскардос ходил бы в дурачках, если бы учитель не разглядел его потенциал. Став участником состязания от имени своей семьи, Флэт еще не знал, что его учитель, в прошлом уже бывший участником Войны, также решит принять участие. Это воодушевляло и пугало одновременно, парень не был уверен, что представляет себе, чем все это может закончится, но отчаянно не желал терять профессора, ни как учителя, ни как наставника и просто хорошего человека.

Лорд Эль-Меллой II же напротив вполне себе представлял дальнейшее развитие событий, поэтому и стал инициатором этого небольшого собрания в тесном кругу. Призванный им слуга была особого склада характера женщиной, Вейвер был почти на сто процентов уверен, кем являлась прекрасная Лансер, а поэтому опасался непредвиденных ситуаций. Меллой не озвучил свою догадку вслух только потому, что не был уверен, хочет ли она сама быть узнанной. Он был научен самым горьким опытом в прошлом и теперь не собирался действовать вслепую. Кастер, призванный его учеником был волшебником древних времен, он присутствовал при его призыве лично, знал о том, что никакого катализатора его студент не приготовил и именно поэтому оставался рядом - в первую очередь для того, чтобы не дать ему быть убитым своим Слугой ( и такое могло случится). Опасения не оправдались, но на их место пришли новые. как бы-то ни было, принципы и привязанности не позволяли Вельвету ставить победу выше чужих жизней, тем более своего студента. Ставить под удар себя он тоже не собирался.

- Флэт мой ученик, Кастер, - начал профессор, задумчиво глядя на зажигалку, что вертел в руке, - я не по наслышке знаком с тем, что происходит во время Войн Грааля. Смерти Мастеров очень распространенные происшествия, тем более, что именно так проще избавится от своего оппонента. Слуги твоего класса, не принимай на свой счет, славятся хитростью и..нестандартным подходом к битве. Именно поэтому я хотел, чтобы все мы поговорили и пришли к какому-нибудь подобию соглашения. Лансер здесь не просто так, Флэт настоял, чтобы и она была рядом.

Эскардос разглядывал учителя так, будто бы слушал очередную лекцию, только изредка украдкой поглядывая на Кастера. Юный Мастер боялся его отказа ровно настолько же, насколько боялся, что профессор пострадает, если их импровизированный совет приведет к провалу. Даже Лансер, внушающая пугающий трепет ровно настолько же, насколько красивой казалась, не была сейчас для Флэта предметом большего опасения.

[nic]Lord El-Melloi II and Flat Escardos[/nic] [ava]http://savepic.ru/12585888.jpg[/ava]

0

4

Афины - город древней магии, древней мудрости. Сейчас он скорее представлял скорее тень от своего прошлого величия. Не осталось древних храмов, в которых жрицы проводят ритуалы, замолчал Оракул. Сами боги давно забыты, кроме двух-трех, заменены новыми и слепыми, молчаливыми. Медуза болезненно воспринимала новую жизнь Афин, однако особого вида не подавала. Она гость в этом мире, в этом времени, с таким статусом поздно сопротивляться изменениям вчерашнего дома. Хотя она не была в этом полисе раньше, но если этот город считался крайне важным тогда и сейчас, на него возлагались большие надежды. Но древний мир вымер и здесь. А современная цивилизация стояла на его костях.

Медуза тосковала по знакомым местам. Ей было неуютно в компании мужчин. Однако эти разительно отличались от тех, что попадались ей раньше. Один из них не дорос до состояния дикого варвара, у которого в голове одно только разрушение. Будучи полным детской наивности, он пока не представлял особой наивности. Но общая бестолковость его удручала. Конечно, она имела дело с детьми, причем не самыми простыми. Ее сестры были избалованные, капризные девицы с телом юных дев и сознанием законченных стерв. Но Флэт… Он казался глуповатым восхищенным щенком, кружащим около ее мастера, бесполезным, бестолковым, шумным. Хотя пока он таким остается, его слуга, возможно, не пойдет против лорда Эль-Меллоя Второго. Так гордо и замысловато называл себя второй мужчина, в компании которого она вынуждена была находится круглые сутки. Впрочем, это сложно назвать явным принуждением. Будучи человеком ученым, он перешагнул ту ступень варварства, что так не нравилась Медузе, возможно, даже не побывав в ней. Это заставляло женщину даже чуть проникнуться к нему уважением. К счастью, она не видела ни того, ни другого, поэтому могла просто представить их в образе леди с грубыми голосами.

Чего, впрочем, не скажешь о Кастере. Первое впечатление всегда обманчиво, особенно это касается слуг. И глядя на энергию, буквально излучаемую им, чувствовалось, что слуга Флэта достаточно силен. Достаточно силен, чтобы быть нежеланным врагом и необходимым союзником. Кажется, на это намекал и Эль-Меллой. Он был… обеспокоен тем, что Кастер может убить своего мастера? Женщина скользила взглядом со странного слуги на Флэта, пытаясь оценить шансы. Кастер говорил добродушно, он не казался злым, однако за маской приветливости всегда может прятаться подлая змеиная натура. Медуза разбиралась как в милых и добрых лицах, так и рептилиях, но Волшебник был слишком хитер, чтобы раскрывать все карты сейчас.

Оттолкнувшись рукой от стола, Лансер подошла сзади к своему мастеру, выведя свою фигуру в поле зрения, отмечая в разговоре. Она не ручалась за жизнь мальчишки, возможно, Кастер уже подготовил сотню-другую невинных сердечек, собираясь освежевать их после того, как убьет первое в этой войне. Но она понимала, что Эль-Меллой огорчится от такой внезапной смерти ученика.

- Кастер вряд ли будет убивать мальчика, Мастер, - еле слышно пробормотала она, однако достаточно для того, чтобы присутствующие услышали ее мнение. - Но если ты не доверяешь его слуге, я могу приглядеть за Флэтом, - Горгона еле заметно скривила губы под капюшоном, обозначая либо презрение, либо усмешку, непонятную внешне эмоцию на лице.

0

5

    Соломон открыл глаза. Пронзительный взгляд, острый, чрезмерно неприятный, был сфокусирован  на учителе. Ученик удостоен был лишь секунды внимания и интереса представлял не больше, чем котёнок. Слова осторожные, четко подобраны и, кажется, даже не должны были оскорбить создателя современной магии. Тем не менее, они задели его. Кажется, ему достался подставной мастер. А даже если Соломону и повезло, что было весьма сомнительным, коль на то была воля судьбы, интеллектуальные способности обоих мастеров вызывали у него некоторые вопросы. Для чего требовался этот диалог? Они хотели убедиться, что Флэт останется в живых и не будет убит Кастером? Соломоном? Если они способны делать такие выводы - молва о нем весьма исказила вершителя воли Алайи. И коль его в нынешний век считают тираном и убийцей, правда ли они предположили, что диалогами смогут что-то изменить? Или это была попытка запугать?

    Мужчина призадумался, тишина этому способствовала. Он не видел мощных аргументов, которые могли бы помочь. Или же они свято были уверены, что следует использовать командные заклинания, чтобы обезопасить себя? В каком же варварском мире они живут и каких героических душ им уже "посчастливилось" встретить? Слишком радикальные меры для тех, кто стремился к покою. Соломон указательными пальцами погладил котёнка по подбородку. 

    - Я понял вас. - Лицо Соломона все так же выражало беззаботность. Но вот глаза. Для этого тела и этого возраста - слишком стары. Он видел многое и многому был причиной. - Какое соглашение устроило бы Вас, как ментора этого юноши? Не будь вы так серьезны, я бы решил, что Вам требуется помощь и в свои силы вы не верите. - Рука мужчины легла на загривок животного. - Кажется, вы уже имели опыт сражения в подобных соревнованиях, судя по манере вашей речи. И вовсе не как наблюдатель. Вы живы - значит Бог был к Вам благосклонен, но Грааля ваша рука не касалась, поверьте, я бы почувствовал. Значит, вы предпочли покинуть сражение. Не сразу, думаю. Потеряли слугу для начала. Но затем... - секундная пауза определила интонацию, все такую же беззаботную с весьма явным намеком. - Решили не оставлять свой след на поле брани. - Соломон слегка взъерошил шерсть милого животного и наконец вернул свой взгляд на Вейвера. - Мудрость многие люди путают со знанием, глупость принимают за храбрость, но уверяю, не в каждой смерти люди находят славу и честь, которую часто алчат. - Завершив свою мысль он вновь принялся мило играться с котёнком, радушно улыбаясь ему и ожидая ответа, который многое определит во взаимоотношениях между мастером и слугой. Но эта мысль утонула в громком смехе.

     Слова Медузы, которые, как ей казалось, она промолвила достаточно тихо, добрались до ушей Кастера. Если в глупость двух смертных, что призвали его, он готов был верить. То в глупость легендарной, героической души - верить отказывался. Что она планировала с ним сделать? Поцеловать его в лобик, с надеждой, что добрый дедушка не будет обижать двух маленьких мальчиков, которые заигрались в волшебников? Коль Соломон услышал бы голос Алайи, и была бы на то воля Создателя, оба этих мага уже красовались бы дивными пташками, вьющими себе гнездо, где-нибудь подальше, у самых окраин Афин.
Этой ли героической душе предстояло его остановить? Еще более сомнительные мысли. На память Царю приходило три чудесных барьера, что сковали бы слугу. И он совершенно точно помнил ритуал, написанный им, который лишит призванное существо якоря, что удерживает его в этом мире. Так что в планах молодых людей были зияющие дыры, которые, как казалось седовласому мужчине, им следовало осознать как можно скорее.

Отредактировано Solomon (12.01.17 19:17:52)

0

6

Вейвер задумчиво повертел в руках зажигалку, щелкнув ею еще разок - возможно, кто-то вертит в руках мелкие вещицы, чтобы скрыть неуверенность и отвлеченность, но это точно не был его случай. Профессор был собран, внимателен к каждому слову и раздражен настолько, что зажигалка помогала ему отвлечься от желания шарахнуть рукой по столу, тяжело выдохнуть или сжать кулаки.  Он бросил короткий взгляд на притихшего Флэта, внимательно слушавшего своего Слугу. Сам же Меллой чувствовал, что если все продолжится в таким русле, то ничем хорошим не кончится, но подыгрывать кому бы-то ни были тоже не собирался.

- Именно потому, что я верю в свои силы, Кастер, ты так тонко намекаешь на мою глупость или я должен был расценить это как комплимент моей храбрости, - вопрос прозвучал достаточно ровно, чтобы не выдавать настроение говорившего так сильно, - да, я был участником Пятой Войны, в Часовой Башне это известно если не всем, то многим и мой ученик не исключение. И, да, я не победил, лучше бы тот проклятый Ритуал не свершился вообще - это моё мнение и если оно граничит с трусостью в твоих глазах, то мне плевать. Видимо, ясновидящие видят только то, что желают сами, - созревшая догадка была озвучена сразу же, как посетила голову профессора.

- Я это понял, Лансер, - снова заговорил Вейвер, бросая на свою Слугу короткий взгляд, - неплохо было бы услышать это от самого Кастера. Видимо, там, когда и откуда он прибыл, было принято отвечать вопросом на вопрос. Твоя забота излишня, они сами смогут позаботится о себе, для нас всех будет достаточно уговора не сражаться друг с другом хотя бы пока вокруг будут другие противники. Я видел достаточно и мои слова не были продиктованы порывом, я планировал заговорить об этом и со своей Слугой и с тем, кого призовет мой студент. Многие готовы совершать гнусные поступки ради победы, не гнушаясь даже родственными связями - я не из их числа.

Флэт наблюдал за разговором своего Слуги и учителя, нервно бегая взглядом от одного к другому. Еще до начала он решил, что примет во всем этом сторону наблюдателя, зная, до чего могут довести его решительные действия, но теперь не был полностью уверенным в том, как поступить. Лансер тоже приняла выжидательную позицию, но, в отличии от Эскардоса только легко отшутилась - несмотря на свою природную наивность и завлекающую красоту женщины, юный Мастер чувствовал, что от Лансер исходит опасность, которую он пока не мог объяснить ни себе, ни учителю. Рассказывать о дурном предчувствии он не собирался, Кастеру в первую очередь, кажется, он очень остро ощущал все, что происходило вокруг и мог отреагировать резко, еще одно странное предчувствие. Как и говорил Эль-Меллой, его студент хоть и был весьма рассеянным, обладал весьма выдающимися талантами, а природная способность предчувствовать, видимо, так же передалась ему от беспокойной матушки.

[nic]Lord El-Melloi II and Flat Escardos[/nic] [ava]http://savepic.ru/12585888.jpg[/ava]

0

7

Медузу раздражало все это. Вся их возня, все эти разборки. Это было бессмысленно по нескольким причинам. Война еще не началась, а они уже грызлись. Ее удивляла излишняя агрессия, в которую медленно перетекала настороженность. Ей казалось, что мужчина его уровня вряд ли будет вести себя так... глупо? Казалось, сказывалось влияние прошлых лет. Вряд ли такое событие, как Война Героических душ оставляет лишь приятные воспоминания. Взгляд светло-фиалковых глаз лениво скользнул по темной макушке, отмечая ее в своих мыслях. Эта забота о меньших напоминала в чем-то ее прошлое, и это могло лишь раздражать. Глубина ее чувств была лишь ее достоянием, никто более не мог столь ревностно охранять, никто не мог столь яростно сражаться.

Медуза обреченно перевела глаза на младшего, который, однако, раздражал чуть ли не больше. О господи, мужчины, маленькие и большие, мудрые и глупые, все они вызывали лишь мигрень. Но Флэт был чем-то хуже, чем мигрень. Флэт был дорогой, нежно любимой и оберегаемой мигренью. Он был как родимое пятно на самом видном месте, не красил, но отвлекал. Она с превеликим удовольствием бы избавилась от этого назойливого элемента, но… Флэт был нужен. Она могла лишь провести рукой с длинными, пока не превратившимися в когти ногтями по его вихрам, одарить нежностью, но ни в коем случае не причинить боль, сжав их и запрокинув голову, чтобы затем... Кровожадность - одна из черт монстров. И даже будь ты богиней, ты всегда останешься в их памяти, только лишь как полузмея, которая превратила множество прекрасных юношей в изваяния. В их памяти останется лишь твоя ярость и бахвальство юношей. И такова будет твоя сущность, тайная иль явная. Именно поэтому в воображении Медуза ласково треплет Флэта по макушке, приободряя.

Лансер, морщась, выходит вперед, привлекая внимание. Обстановка накалялась и грозила перерасти в то, что не входило в ее планы. Из-за этого ей было еще хуже здесь и сейчас.
- Остановите это, сейчас же, - ее голос до сих пор был тих, однако сейчас спокойствие было настолько подчеркнуто, что раздражение звенело струной расстроенного фортепиано.
Мужские игры, как это противно. Вечно одно раздражение, вечно одно недовольство.

0

8

Ответы были ровно те, что хотел услышать Соломон. Этот разум уже был окован цепями своего времени, слишком сильно это бросалось в глаза. Крепкими были эти цепи, свитые из опыта, боли, потерь и страданий. И не работой для Соломона было снятие подобных оков. Чтобы порушить их нужно нечто крепче, чем вера, нечто прочнее воли, нечто глубже, чем понимание. Этот мужчина еще столкнется с тем зверем, что скован этими цепями. И будь на то воля Алайи - он совладает с ним. Было бы жалко потерять такой талант. Глаза Соломона засияли золотом, меньше секунды, всего один взгляд на всех троих и лишь у девушки был шанс спастись от действий этого вечного проклятия вестника самого Бога.

- То была мудрость. Логика, как вы её называете в этом времени. Коль тебе требуется время - его у тебя в избытке. - Соломон тепло улыбнулся. Он видел многое в этом мужчине. Думаю, даже всё его нутро. - Тому ритуалу было предрешено свершиться. И он был исполнен так, как того требовала воля бога. Ты не мог ничего поделать. Но, кажется, ты получил свой Грааль, разве нет? - волшебник подмигнул учителю Флэта.

- Ты получишь моё слово, когда сдержишь своё. - Мужчина бережно опустил котёнка на диван, широко расправляя свои плечи. - Вы останетесь нашими союзниками, коль на то будет воля Алайи. И до тех пор, пока ваши враги не будут повержены - вы останетесь друзьями. - Новый всплеск магии. Золотое сияние, тысячи-тысяч огней, вспыхивающих и гаснущих, расцветающих и увядающих. Кружа вокруг мага, они сплетались в тонкие нити, восходя в сложные формулы, словно нити Мойр, решая судьбу двух присутствующих, они сложились в узоры, питаемые силой заклинателя. Чистый свет, подобный жидкому золоту, он все так же очаровывал Кастера, как когда-то. Давно, очень давно ему было видение. Быть может о этом мире, а может о ином. Он видел божественное благословение тогда. Способ добиться исполнения самой сумасшедшей своей мечты.

- Хм. - взгляд медовых глаз коснулся девушки. Легкий всполох, секунда прозрения и для Соломона многое стало яснее. Он совершил ошибку заглядывая в прошлое. Будущее этой девушки давало намного больше подсказок, чем хотел бы увидеть. Она еще покажет, что за Зверь прячется за добрыми глазами и благими намерениями. - Вам нужно быть аккуратнее. Старые обиды редко помогают жить долго и счастливо. - Голос был серьезен. Такой интонации еще никто в этой комнате не удостаивался. И это звучало странно. Пожалуй даже жутковато.

Он и сам не заметил, как магия этого мира наполнила его. Как затряслась под его ногами мать-Земля. Как голос Алайи стал звоном в ушах, он обретал силу, что текла в его жилах когда-то. И пусть смертного тела больше не было, но он чувствовал в себе жизнь.По крайней мере сейчас. Он с силой сжал кулак. "Жидкое золото" закипело, его кисть засияла. Золотые нити вновь замерцали, образуя новый узор. Он повернулся к Флэту.

- Нас ждут приключения, мой Мастер. - Глаза Соломона, все еще сияющие, были бесконечно добры к юному уму. - Нам нужно спешить. - Взмах рукой и Флэт растворился в призрачном сиянии, отправляемый туда, куда желал его слуга. Мужчина перевел взгляд на его учителя.
- Вам не следовало смущаться своих чувств и своего выбора. Вы были достойны своего Короля и прожили достойную жизнь. Я надеюсь, что в новом слуге вы найдете ничуть не меньше. - Еще один небрежный взмах руки и в золотом сиянии растаял и сам волшебник. 

Когда сияние сошло на нет, Соломон остался наедине со своим мастером. Он заговорил первым, так как ему казалось, что Флэт был слегка малодушен. Быть может, он ошибался, но все будет ясно, когда барабаны войны возвестят их участь.

- Мне кажется, что Вы ему очень дороги. - Соломон взмахнул рукой зажигая свечи в старом доме. Его владелец давно покинул его, ища лучшей жизни. - Его забота приятна, не находите? Он видел подобные войны. Понимает, что может произойти на этой войне. - Старый мужчина задумался. Полминуты молчал, а когда заговорил, то стал совершенно другим. - К несчастью, он прав. Война - есть война. - Мужчина поднял взгляд, осматривая старый дом. Мебель обветшала, камин не топился пару лет. Но один взмах рукой и квартира изменилась. Обивка на мебели зацвела сочными цветами, окна очистились, обои залатались, а старое, трухлявое дерево оживало, восстанавливаясь. - Так уютнее. Чаю?

0

9

Меллой выслушал очередную поучительную тираду от Кастера едва нахмурившись. Отвечать больше не хотелось, да и было ли нужно? Флэт призвал мудреца из древности, волшебника-ясновидца, мнившего себя всепонимающим и всезнающим. А быть может он таковым и был - Вейвер вынес из его последних слов только то, чего собственно и ожидал получить итогом этого разговора. В словах Кастера, быть может и не таких прямых и понятных, но весьма честных, скользило согласие и договор не встречаться на поле брани до тех пор, пока кроме них противников не останется. Этого было достаточно, более чем просто достаточно. Героический дух, призванный его студентом, не вызывал скользкого ощущения ужаса, исходившего от Кастера Четвертой Войны Грааля - Флэт был в руках того, кто не причинит ему вреда, так же, как не станет приносить кровавые жертвы языческим богам, прибегая к черной магии.

Когда от Эскардоса и его Слуги в комнате не осталось и следа, Вельвет тяжело выдохнул, выуживая из кармана пачку с сигаретами. Насколько тяжело найти общий язык с тем, кто читает твои воспоминания, будто бы открытую книгу и бросает их тебе прямо в лицо. Мог бы он поладить с таким Слугой? Вероятно, что Флэт действительно призвал защитника, что подходил к его особенному мировосприятию. Маг из древности, да?

- Ох, прости, Лансер, что ты стала свидетелем этой сцены, - Мастер подкурил сигарету и втянул поглубже, затем блаженно выдохнул и продолжил, - это не первая моя Война Грааля, Кастер сказал правду. Я был молод и глуп, тот Ритуал был для меня шансом получить то, чего я так желал и даже без Священной Чаши это свершилось. Героический Дух Короля Завоевателей, призванный мной тогда, стал моим другом. Впрочем, не скажу, что я был доволен исходом битвы - ужасы той войны будут преследовать меня даже если я больше никогда не увижу того города.

~

Флэт, успевший за время негромкословной перепалки его Слуги и Учителя изрядно перенервничать, уже был голов выкрикнуть уверенное: "Хватит",- впрочем, за него это сделала Лансер и он одарил прекрасную женщину благодарной улыбкой. Разговор оборвался по воле Кастера, магия, творимая его руками была похожа на прекрасный сон, сорвавшийся с древних страниц старинных книг сказок и Флэт успел издать только удивленное короткое "Ах", дивясь искусству перемещения.

- А, - удивленно моргнул парень, оглядываясь вокруг, а затем встречаясь взглядом с Кастером, - я думаю, что так и есть. Учитель удивительный человек, он видит гораздо дальше остальных, он был единственным из профессоров Башни, кто не назвал меня "недалеким дурачком" после пары занятий. Надеюсь, что когда-нибудь мне удастся оправдать его надежды, - улыбка Эскардоса была искренне-доброй и едва заметно расстроенной. Профессор Эль-Меллой действительно был удивительным для Флэта Эскардоса, он умело совмещал в себе друга, для будто бы отстраненного от мира парня и наставника, готового прийти на помощь и в сотый раз пройти с ним какое-нибудь заклинание пошагово. Наследник своей семьи был полон решимости в этот раз сделать все так, как нужно. для начала следовало собраться и перестать тушеваться под мягким золотым взглядом Слуги. - Все Кастеры выдающиеся маги своего времени, - продолжает Флэт, - я не совсем понимаю откуда родом ты. Ну, профессор говорил, что Лансер родом из этих земель, артефакт, который был у него, пришел в наше время из Эры Богов. Ты тоже, м, волшебник?

- М, нет, - мотнул головой юный маг, - я бы хотел отправится с тобой в город, ну, пока Война не началась, мы можем выйти туда.
[nic]Lord El-Melloi II and Flat Escardos[/nic] [ava]http://savepic.ru/12585888.jpg[/ava]

0

10

   - Кастеры, да? - мужчина опустил взгляд. Когда-то ему доводилось слышать эти слова иначе. Врачеватели, взывающие к духам, зазывающие дьяволов, служители Баалзебуба. При жизни ему давали много титулов, которым он не соответствовал и с которыми имел мало общего. - Думаю, правильнее было бы сказать, что большинство волшебников, призванных Святой Чашей - подходят под свой класс, это верно. Но, порой, случаются исключения. Души людей сложны, эфемерны, но меж тем, есть и исключения. Души, прочные, словно алмаз, переходящие из одной формы в другую так и не желая меняться. С такими, боюсь, нам придется столкнуться и в этой войне. - Мужчина сомкнул уста. Его глаза еще были опущены, но они внимательно следили за мастером. Его вопросы были необычны. Соломону казалось, что он уже имел удовольствие быть представленным своему мастеру, но для того оставалось загадкой его имя и время. Мудрейшему из Королей не приходило в голову, что был хоть один шанс из миллиона, что его могут не знать нынешние маги. Его! Создателя магии! Того, что они используют как оправдание собственной жизни! Того, чем пытаются проложить свой путь к Богу, которого стали величать Акашей.

   - Кажется, ты уже должен знать кто я. И как любому достойному правителю, мне вовсе не следует его скрывать. Я повторю: моё имя - Соломон. Тот, кто был рожден на закате эпохи Легенд, тот, кто был, есть и будет. Тот, кто носит три имени. Тот, кто властвует над демонами. Царь Израилевский. Мудрейший. Пророк. Создатель того, что в вашем времени вы называете магией. Собеседник бога, старый мудрец. Тот, кто поможет тебе выиграть эту войну, если на то будет воля Бога. - Мужчина поднял глаза. В них играли озорные огоньки, причиной для которых были все эти титулы. Его эго было слегка задето, но он не имел право это признать. Это была гордыня, не иначе. А если так - в нем жил первородных грех. Подобное было не допустимым, даже для него.
Столь много легенд брали начало с мудрейшего из царей, что поработил всех демонов подземного царства. Столь много дивных историй, правдивых историй. Это было поводом размышлять, думать о том, что останется после твоей смерти. Каким будет мир, когда тело твое исчезнет и только имя продолжит жить?

   - Совершенно верно, Флэт. Я - волшебник. И есть некоторые детали, которые нам было бы не плохо с тобой обсудить. Я могу сделать тебя сильнее, могу помочь стать значительно могущественней, чем ты есть. Это будет хорошим подспорьем в войне, без сомнений. Но я сделаю это только с твоего согласия. Полагаю, что для тебя имеются некоторые пределы, за которые ты бы предпочел не выходить. Власть, что имеют люди нередко становиться широким гобеленом, который не позволяет видеть мир таким, каков он есть. Не дает увидеть чужую душу, а значит не позволяет и своей душе открыться. - Мужчина выпрямился, голос его стал слегка тише, словно бы ему не хотелось произносить эти слова.

   - Мы на войне, мой мастер. И смерть будет дышать вам в спину еще не один день. Даже сейчас, когда война еще не стартовала - вы находитесь в опасности. Если вам интересно мое мнение - я бы изменил Вас. Раскрыл тот талант, что еще дремлет и помог бы Вам раскрыться, стать таким, каким Вас задумал создатель. - Секунда молчания. - Подобным ему самому.

   - Если мы хотим отправиться в город, то, думаю, мне нужно слегка изменить свой внешний вид. - Мужчина бегло осмотрел шелка и золотой.  Ему даже не пришлось совершать каких-либо манипуляций и пассов руками, чтобы одежда на нем растаяла и золотое свечение превратилось в куда более современные предметы гардероба. Перед Флэтом стоял хорошо сложенный мужчина, которому еще не было тридцати. Все такие же длинные волосы, которые теперь были собраны в пышную косу, опускавшуюся ниже бёдер. - Куда бы Вы хотели пойти, мой Мастер? Я могу перенести нас куда бы вы не пожелали. Бывали когда-нибудь в Тибете? Там варят дивное какао.

0

11

Кастер растворялся вместе со своим мастером в золотом сиянии. Лансер пристально наблюдала за этим, за тем, как его роскошное одеяние таяло в этой пыли. Она испытывала смутное беспокойство, отпуская мальчика одного с ним. Она привязалась к нему? К бесполезному щенку, с высунутым языком нарезающему круги вокруг Кастера и ее мастера? Вздор и чушь. Хотя Медуза по своей натуре была достаточно доброй женщиной, защитницей, даже в этой войне, где нет чужих и своих. Поэтому она не исключала, что где-то на задворках сознания в ней зародились чувства, похожие на привязанность, которую испытывает старшая сестра к непутевому младшему брату. Старшая сестра, которая способна защитить его от чего угодно, и младший брат, который ничего не сможет дать в ответ, принимая защиту как высшую добродетель. Лансер скривила губы, гоня эти сантименты куда-нибудь подальше от себя. Флэт, стоявший рядом с ним, нисколько не пугался своего слуги, но это не добавляло уверенности Медузе. Все люди отвратительны, самые мерзкие из них - это мужчины. А самые ужасные из мужчин те, у кого есть власть.
Они ушли, и Лансер вздохнула спокойно. Каждый новый человек всегда вызывает вихрь новых эмоций и ощущений, который, словно ворох листьев, сначала весело кружится в свете, а затем плавно оседает. Первые секунды самые яркие и свежие, более поздние дают ощущение глубины. У них, героев древности, уже не может быть той самой глубины. Времена их жизни прошли. Нет времени и на удивление. Эмоции спонтанны, чувства вспыхивают, как кусочки стекла в витраже в миг заката, но тут же гаснут. Им нет места здесь.
Медуза спокойно выслушала лорда, не оборачиваясь к нему. Его беспокойство было понятно, мастер противника был ему учеником, а на этой войне всегда есть шанс выжить. Вроде бы. Если только какой шальной ассассин не нападет из-за угла. Возможно, она не так ужасна будет, как та, в которой принимал участие он. Хотя ужасы войны будет устраивать вовсе не она. Женщина повернула голову назад, с секунду уперев в мастера взгляд.
- Если ты хочешь сохранить мальчишку, помни, что опасность может поджидать где угодно. И пока мальчишка не мешает Кастеру, он будет защищен более, чем кто-либо еще на этой арене, - Медуза усмехнулась. - Но заклинатели… В мое время все волшебники могли поднимать горы одним лишь щелчком пальцев. А в жилах их текла кровь богов. А сейчас, когда они призваны в наше время и гуляют бок о бок с теми, кому остается только мечтать о таком могуществе… Кто знает, что у них на уме.
“К тому же, это мужчины”. До Медузы доходили слухи о талантливой Медее, однако такой злобной колдуньей она стала лишь под воздействием более сильной ворожбы. И опять же мужчины. Кастер не находился ни под каким воздействием. Он сам был мужчиной. Тут скорее мальчик находится под его воздействием, и за это уже стоит переживать.
- Береги себя, мастер. И тех, кого любишь.
Для Горгоны эти слова были основной темой на протяжении всей жизни, поэтому и не были брошены в пустоту. Она была уверена, что для человека, который пережил Войну за Грааль, тоже.
- Я осмотрю поле боя. Если вы позволите, мастер, - однако Лансер исчезла, не дождавшись разрешения.

0


Вы здесь » Fate/SWAG » Модуль "Fate/Brethren of Magi" » I'm either last or I've already won [26.08.2008]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC