FATE/STRANGE WAR

FATE/COUNTER GUARDIANS

FATE/BRETHEREN OF MAGI
01.01.2017 – Всех с наступившим новым годом! Как вы видите, мы все еще живы, однако, наш первый сюжет потерял почти всех своих главных героев, жаль, что не в бою, поэтому мы слегка приуныли. В новом году вас ждут новые приключения, в которых вы, как мы надеемся, примете непосредственное участие. Вероятнее всего вас ждет адаптация Гранд Ордера в варианте модуля, а также новая Святая Война в Фуюки с близкими нам каноничными персонажами. В любом случае, мы также ждем идей от вас (например, было предложение, связанное с Лунной Клетью, развития которого мы ждем), не переключайтесь. Еще раз с наступившим, всех благ, здоровья и хороших Гранд Роллов, если вы понимаете о чем мы. Мы добудем Святой Грааль! Ждите подробностей с места событий.

07.12.2016 – До обновления дизайна мы временно демонтировали меню в объявлении форума, так как оно потеряло свою актуальность. Это лишь временное неудобство.

26.11.2016 – Властью данной мне Программой Грааля я, Мартин Элегия, объявляю небольшую переработку для оптимизации игры. Прошу не пугаться и, если вы зашли, чтобы выложить игровой пост, сохранить его куда-нибудь, он вам обязательно еще понадобится.

06.10.2016 – Все. Открыты. Официально.

04.10.2016 – Форум еще не открылся, а нам уже подали достаточно большое количество анкет, что не может не радовать. Говорить о том, что нам нужны мастера, мы считаем, нет смысла, это и так видно невооруженным глазом при взгляде на список посетителей за сутки. Поэтому скажем мы о том, что нам необходим Рулер в третий город, Хэвен. А теперь о неприятном. Нам порезали бюджет, поэтому количество слуг в каждом городе сокращается до пяти.

Fate/SWAG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/SWAG » Модуль "Fate/Strange War" » 7.11.2004 Последний акт милосердия


7.11.2004 Последний акт милосердия

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s009.radikal.ru/i309/1610/16/c9a01994834a.gif

Участники: Kafka Fraga, Saber of Heven

Место действия: Хэвен, Мастерская Кафки Фрага.
Время действия: Полночь.
Обстоятельства действия: С неба ниспадают редкие хлопья снега, а в воздухе повисла умиротворяющая тишина.

The dreams in which I’m dying are the best I’ve ever had.

0

2

"Unmei no Yoru" by Kawai Kenji
http://i12.pixs.ru/storage/1/5/9/tumblrmvfp_3611457_23676159.gif

Ночь медленно окутывала собою город. Непроницаемая темная завеса поглощала крыши домов с жадностью оголодавшего в стойкий мороз волка, вгрызалась в стены зданий, оконные рамы, норовя прокрасться в квартиры ничего не подозревавших беззаботных жильцов. А там, где горели ясные огни фонарей, редких рекламных вывесок, она, скуля и поджимая хвост, бросалась прочь, словно от огня, прячась в непроглядных переулках. В это время года сумерки опускаются гораздо раньше, а к полночи полностью затмевают весь взор, и только тонкий ровный слой выпавшего снега, медленно спадающего с серого неба, осветлял отдаленный от центра район, где огни города сверкали все реже и реже. Намеренно ли, нет - он придавал общей картине города через чур смиренный и безмятежный вид, словно пытаясь утаить за собой нависшую угрозу, вызванную грядущим грандиозным событием.
Сидя в своем кресле возле большого витражного окна, Кафка с полуоткрытыми веками наблюдала за ленивым пришествием белесых хлопьев снега. Они показались еще под вечер, а к ночи так и не перестали сыпаться редкой стеной на улицы Хэвена. Она уже представляла, как на следующее утро сонные дворники начнут расчищать заваленные дороги и тротуары, как дети будут играться в низких сугробах пушистого снега и причитать, что из него не получится сделать снеговика. Как взрослые мелкими торопливыми шажочками поспешат по своим делам, и, быть может, ей удастся запечатлеть отсюда же, из-за окна своей мастерской, как один из прохожих неуклюже поскользнется буквально на ровном месте и повалится в ближайший сугроб, окрасив свое новенькое пальто в чистый белый цвет. Она, наверняка, ухмыльнется нелепости сложившейся ситуации, утаивая сама от себя мысль о том, что была бы совсем не прочь оказаться в эту минуту на его месте.
- Кафка. - Послышался со стороны голос ее дяди и, словно очнувшись ото сна, девушка повернула голову и увидела сосредоточенный силуэт Эйлелла, остановившегося посреди комнаты. - Мы можем начинать.
Кивнув в ответ, Кафка отъехала от окна, оказавшись рядом со своим родственником. Устремив взгляд в пол, она увидела законченный ритуальный круг, с которым дядя вызвался ей помочь в виду весьма очевидных обстоятельств. Один лишь взгляд на эти ровные искусные изгибы и переплетения вызывал по телу девушки дрожь волнения. Они доказывали реальность всего происходящего, в кою девушке до сих пор верилось с трудом. Даже значащаяся на руке Кафки Командная печать, появившаяся накануне,  до конца не придавала веры в то, что система действительно сочла ее достойной участия в Сражении за Священный Грааль.
Почувствовав чью-то большую ладонь на своем плече, наследница семьи Фрага встретилась с теплым взглядом своего дяди, неожиданно оказавшегося рядом с ней. Видимо, он прочел неуверенность в ее поведении и поспешил ободрить племянницу, в прочем, как и всегда до этого.
- Ты уверена? Пока еще не поздно отступить. - Произнес он.
Кафка нахмурилась.
- Ты же знаешь, что для меня нет и не может быть пути назад. - То не были слова отчаяния - только решимость и сила чувствовалась в них.
Отступить. Это слово было неприемлемо для нее с того самого дня, когда один несчастный случай приковал ее к этому креслу на всю оставшуюся жизнь. Ей пришлось забыть такие понятия, как сдаться, отступить, бросить все. Только вперед, твердила она про себя, пускай и двигаться приходилось в инвалидной коляске.
Действительно.
Все усилия, вся выдержка и сила ее были брошены только ради этого дня, этой минуты, когда Кафка сможет доказать всем сомневающимся в ней, что достойна не только жалости. Что, даже лишившись возможности ходить, она может быть выдающимся магом и представлять свою семью. То, что Грааль признал это - было ее первой победой за долгое время борьбы самой с собой; невидимым толчком, призывающим девушку не останавливаться, не сомневаться. Она не имела права сомневаться, только не теперь, когда остался всего один последний штрих.
- Хорошо. - На выдохе ответил Эйлелл. - Приступай, я буду рядом. - Он отошел назад на пару шагов, оставив девушку рядом с начертанным на полу кругом, где будет проходить призыв Благородного Духа.
Подъехав к его краю, Кафка сделала глубокий вдох и выставила перед собой руку.
- Элементы - серебро и железо. Основа - камень и договор. Предок - великий магистр Швайнорг.
Звучащие строки из заклинания заполняли комнату, разрезая собой устоявшуюся тишину. Просыпающаяся за ними магическая энергия постепенно накаляла воздух, и Кафка могла чувствовать волнительное покалывание на своих щеках. Словно слившись с этим потоком, она уже не слышала собственных произносимых слов, полностью сконцентрировавшись на силе, рвущейся из самого ее сердца и призывающей откликнуться на зов Душу из заветного Королевства. Свет, исходящий из ритуального круга, ослеплял глаза, и Кафке пришлось положить все силы на то, чтобы не зажмуриться и не упустить тот миг, когда в его черте появится долгожданный силуэт.
- Явись из удерживающего круга, Хранитель Баланса!
Вспышка света и магической энергии разнеслась по всем углам Мастерской, снося собой все легкие предметы; зашуршала быстро перелистывающимися страницами старых фолиантов, которые девушка привезла из родного фамильного поместья. От неожиданности, Кафка, все-таки, прикрыла глаза рукой от такой яркой завесы и открыла глаза уже тогда, когда мрак полностью заполонил комнату. В помещении стоял плотный туман, морозный воздух холодил девушке кончики пальцев, в воздухе чувствовался настойчивый запах чего-то кислого. А в центре уже неактивного призывного круга виднелся чей-то нечеткий силуэт, при виде которого девушка, оторопев, замерла. Сквозь все еще не растворившуюся дымку нечто огромное, казалось бы, имеющее большие раскинутые крылья и изогнутые на голове рога, смотрело на нее парой горящих хищных глаз. Стой Кафка на своих ногах, она бы, наверняка, интуитивно, отошла бы в испуге на пару неуверенных шагов назад, но сидя в инвалидном кресле, она смогла только вжаться в спинку и с силой сжать руками подлокотники.
- К-кто ты такой? - Стараясь придать своему голосу больше уверенности, произнесла она призванному существу.

Отредактировано Kafka Fraga (16.10.16 11:12:27)

0

3

Стоило девушке закончить произносить вычурные и витиеватые фразы, знаменуя тем самым конец древнего заклинания, как из круга, источавшего невыносимый для человеческого взгляда свет, вырвались клубни густого тумана, мгновенно затопившего собой всё помещение, в коем, в свою очередь, проходил ритуал призыва. Словно обладая сознанием, туман стремительно распространялся по другим комнатам особняка, буквально заполняя оный изнутри. Видимость, конечно же, значительно ухудшилась, так как плотность этой белоснежной пелены была довольно-таки высока – очертания людей можно было разглядеть лишь вблизи, и только свет камина, а так же парочки свечей пробивался сквозь этот дым неестественного происхождения. Так же, вместо характерного, промозглого запаха сырости, повеяло холодом, стало свежо.

Однако, спустя пару мгновений, недавно возникшая морозная свежесть внезапно приобрела оттенки едкого аромата, характерного для какого-нибудь сильнодействующего яда. Вслед за этой переменой, в густом тумане возник огромный, чёрный силуэт, для которого маленькая комнатушка была явно мала. Взгляд его бирюзовых глаз, со змеиными зрачками, на секунду остановился на призывающем волшебнике, а затем, попытавшись расправить крылья, он в то же мгновение сжался до стандартных, человеческих размеров. Вместе с неожиданной метаморфозой, туман, что по-прежнему затруднял обзор, в буквальном смысле начало втягивать в центр комнаты. Создалось небольшое завихрение, эпицентром коему служила стоявшая в середине светящего круга фигура. Сие действо происходило весьма и весьма стремительно, и посему, было трудно разглядеть, что же за Слуга был призван в этот мир.

Глубокий вздох. Движение тумана прекращается, он становится более инертным. Выдох. Лёгкий хлопок магический энергии, источником коего являлся всё тот же таинственный силуэт, создаёт искусственный порыв ветра, моментально рассеивая остатки тумана, и тем самым раскрывая личность призванного существа всем присутствующим.

Внешне, Сейбер был высок и статен. Облачённый в специфичный наряд с элементами брони, он внушал благоговейный трепет и восхищение. Источая ауру благородства, он являлся собой эталон Героя Древности. Лишь взглянув на этого могучего рыцаря, можно было отчётливо представить сказочные картины из далёкого прошлого. Того времени, когда магия широкими реками пронизывала этот мир, а сказочные создания на манер драконов и исполинов были скорее данностью, чем редкостью.

От того чудища, что ещё недавно взирало на магов из глубин магического тумана не осталось и следа. Гнев и ярость, кои буквально источал тот пронизывающий взгляд змеиных глаз, волшебным образом испарились, в то время как на смену им пришли располагающая доброта и необъяснимая, едва уловимая печаль. Внешний облик также претерпел значительные изменения. Неужели то была всего-навсего иллюзия, и никакого монстра не было и в помине?

Повисшую тишину разрывает тонкий голосок магессы, что до недавнего момента вжималась в своё вычурное сидение.

Ответом на столь простой и нетактичный вопрос, послужил стремительный шаг, коим великан в мгновение ока сократил дистанцию между собой и Мастером. В ту же секунду, он моментально падает на одно колено, умудряясь обнажить свой огромный клинок, что покоился в ножнах у него за спиной.

- Моё имя Зигфрид, Король Нибелунгов. – Его мужественный, низкий голос звучал на удивление преданно и мягко, - Слуга класса Сейбер прибыл на ваш зов, Мастер.

Сомкнув очи и склонив голову, он медленно протягивает золотистый двуручник на раскрытых ладонях – одной поддерживая со стороны рукояти, а другой – со стороны клинка. Плавно положив тот у самых ног Кафки, рыцарь продолжил свой монолог.

- И я, Зигфрид, Король Нибелунгов, заклинаю вас отказаться от участия в войне за Святой Грааль. Мои эгоистичные желания не стоят и гроша, если ради исполнения оных я поставлю на кон жизнь ни в чём неповинного ребёнка. Прошу вас, Мастер…

Отредактировано Saber of Heven (18.11.16 11:01:07)

0

4

Из приоткрытого в изумлении рта Кафки клубились облачка горячего пара, отчетливо видимые в сумраке помещения. Она почувствовала со стороны приближение своего дяди, который замер поблизости в оборонительной позиции, так же обескураженный появлением неизвестного существа в ритуальном круге.   
Впрочем, наблюдать столь неожиданное пришествие им обоим довелось недолго. Мягкий поток ветра, подобно всколыхнувшей до этого пространство вспышке, исходящей из центра круга, прошелся по комнате. Убранные в высокий хвост волосы девушки растрепались за ее спиной, а глаза распахнулись в немом изумлении.
На том месте, где секундою ранее возвышался крылатый исполин, теперь возник высокий статный воин. Его появление само по себе вызывало удивление после увиденного ранее, но и внешний облик Слуги приковывал внимание магов. Одной лишь своей крепкой стойкой, прямой широкой спиной, он внушал силу и благоговейный трепет, непоколебимую веру в свое благородство и честь рыцаря. Черты мужественного лица были спокойны, они передавали ощущение уверенности всем окружающим.
Но следующий выпад со стороны рыцаря полностью лишил его Мастера приобретенного благодаря нему же равновесия. Склонившись перед Кафкой на одно колено, он вверил ей свой меч, что преподнес к самым ее ногам. Наследница дома Фрага почувствовала жар на своих щеках от внезапного притока крови к ее голове, и от неожиданности прижалась вновь к спинке своего кресла, только в этот раз уже не от страха.
Прогремевший в тишине голос ознаменовал имя Благородного Духа, кое девушка должна была впредь хранить в секрете от любых любопытных ушей. Ей во служение явился слуга класса Сейбер, что говорило само за себя, а имя короля, чьи подвиги дошли и до текущих дней, оправдывало внушающее им могущество. Вместе с дядей, Кафка решила прибегнуть к скорому ритуалу, дабы призвать одного из самых сильных воинов древности и, кажется, ей это удалось.   
Однако порадоваться своей удаче девушка так и не успела. Прозвучавшие вслед за приветствием слова ее Слуги, вновь повергли мастерскую в напряженную звенящую тишину.
"Я заклинаю вас отказаться от участия в войне за Святой Грааль", кажется, таковыми были слова, которые произнес Сейбер, едва ли успев представиться после проведенного его Мастером ритуала призыва. Честно говоря, Кафка была готова к тому, что ее Слуга при одном только взгляде на нее может потребовать у своего Мастера отказаться от участия в сражении. И она так же была готова дать ему встречный отпор, чтобы сразу же закрыть этот вопрос и больше к нему не возвращаться.
- Подними глаза, Зигфрид, король Нибелунгов и посмотри внимательней, быть может, тогда ты увидишь, что призвавшая тебя уже не ребенок. В нынешнее время и в моем возрасте, девушки уже способны принимать самостоятельные решения в одиночку и отдавать себе в этом полный отчет. - Она не призвала короля, приклонившего колени перед обычной девочкой-калекой,  подняться на ноги только из-за того, что, в таком случае, ей было бы трудно встречать его взгляд без риска напрячь себе шею. Роста воин был поистине огромным, даже среди современных жителей его родной страны, а, вынужденная неподвижно сидеть в своем кресле, Кафка едва ли доставала ему до пояса.
- И ты зазнаешься, поскольку не твои желания являются причиной моего участия в Сражении за Святой Сосуд. Инициатива в принятии такого решения исходила полностью от меня, и, будь уверен, даже сама угроза моей смерти едва ли заставит меня от него отсягнуть.
Часть сил Кафки уходили на то, чтобы совладать с дрожью в своем голосе, вызванной клокочущим в ее груди раздражением. Сколько бы времени не прошло, но недооцененность ее со стороны окружающих до сих пор не могла оставить девушку равнодушной. Но в этой войне она участвует как раз для того, чтобы доказать всем, что они ошибались и, в первую очередь, своему слуге.
Сжав руками подлокотники, Кафка слегка прищурилась и выдавила из себя:
- Или ты отказываешься заключать со мной договор?

0

5

Интересно, успели ли они заметить? «Посчастливилось» ли этим смертным лицезреть самую омерзительную, по его же мнению, сторону Короля Нибелунгов? Честно говоря, Зигфрид не хотел даже думать об этом. Ему было слишком стыдно за себя. Позор тёмной тучей навис над некогда легендарным Убийцей Драконов -  позволив себе расслабиться, мужчина потерял бдительность. Всего лишь на мгновение, но даже этого хватило, дабы чудовище, обитающее в закромах души Сейбера, умудрилось оскалить свои клыки.

Конец сладкого сна, именуемого забвением, в объятья коего мужчина давным-давно добровольно отдался сам, подкрался слишком незаметно. В момент, когда статный воин окончательно забылся, полностью растворившись в чарующем небытии. Это сейчас, когда его чувства стали постепенно адаптироваться под данную реальность, стало казаться, словно прошла целая вечность – ведь пролетели целые века. Но там, в первозданной тьме, что была началом и одновременно концом, такого понятия, как время, попросту не существует. И даже столетия обращаются в едва уловимые мгновения. Секунды. Песчинки в бескрайней пустыне.

Не в силах поднять собственного взгляда, он лишь смиренно ожидал её решения. Даже сейчас он не мог решить, чего именно страшился более всего – презрения со стороны своего новоиспечённого Мастера или же, напротив, понимания и добровольного отказа от Войны.

Внешне рыцарь был непоколебим и бесстрашен. Он напомнил недвижимую скалу, непроницаемый барьер, внушающий окружающим чувство уюта и безопасности. Но в душе он непрестанно колебался и боролся с самим собой.

Остатки былой человечности и сострадания упорно твердили мужчине – спаси её, спаси это дитя. Война, ради чего бы та не проводилась - новых земель, богатства, или же самого Грааль, всегда приносила лишь страдания и смерть. Так воспользуйся же шансом, благородный Король Нибелунгов. Дай этому ребёнку шанс на спасение. Не ради себя, но ради неё. Последний акт милосердия, прежде чем вновь окунуться во тьму и забыть обо всём.

Реакция юной магессы не заставила себя долго ждать. Судя по всему, она ожидала нечто подобного, ибо стоило устам Зигфриду сомкнуться, а неловкой тишине в очередной раз повиснуть в воздухе, как девица в тотчас обнажила свою поистине бойкую и воинственную натуру.

Поразительно. Сколь сильна и непоколебима была воля хрупкой колдуньи. Лишённая возможности ходить, злым роком обречённая на судьбу полную лишений, незнакомка не желала сдаваться. А тот огонь жизни, что пылал в её груди, не переставал обдавать жаром и силой.

Вслушиваясь в гневную тираду, сам Зигфрид начал невольно ощущать тепло, идущее прямиком от самого сердца, постепенно обретая давно потерянную уверенность. Так странно. Лишь пары слов, и единого взгляда этой пылкой девчонки хватило, дабы пробиться сквозь тьму времён и достучаться до героя древности.

И всё же, он не изменил своего решения. Война несёт лишь беды и этого не изменить. Жаль, что до магессы это, увы, ещё не дошло. Северянину остаётся лишь быть с ней до конца, и, быть может, выиграть для своего Мастера эту злополучную чашу, именуемую Святым Грааль.

- Бесчестье пало на весь мой род, стоило мне лишь на секунду усомниться в силе своего Мастера. Умоляю, не держите зла на своего верного Слугу, - Покрепче сжав рукоять Бальмунга, мужчина на пару мгновений поднимается на ноги, дабы вновь пасть на колено, попутно вонзив клинок в пол рядом с собой. Но в этот раз, взгляд его был устремлён прямиком в глаза девицы, сидящей напротив, - И позвольте мне честь заключить с вами контракт... О, юная дева, силой и статью подобная великой Брунхильде, скажи мне своё имя, и тем самым закрепи договор! Я, Зигфрид, Убийца Фафнира и Король Нибелунгов, клянусь верой и правдой служить тебе, пока Грааль не станет твоим, или же смерть не разлучит нас.

Лицо мужчины больше не выражало ни тоску, ни страх. Теперь оное озаряла лишь непоколебимая решительность. Раз уж даже у слабой и хрупкой девушки, скованной неизлечимым дефектом есть силы, дабы бороться с неисчислимыми нападками судьбы, стало быть, они найдутся и у прославленной героической души.

Отредактировано Saber of Heven (22.10.16 19:07:59)

0

6

Страшась услышать положительный ответ на свой последний вопрос, Кафка едва заметно съежилась и слегка вжала голову в плечи. Она не хотела выглядеть перед призванным воином еще более жалкой, чем и так есть на самом деле, поэтому изо всех сил старалась держаться стойкой и уверенной в своих словах. Честно говоря, она бы сама расстроилась, окажись на месте Слуги и увидев по окончанию призыва хиленькую девчонку в инвалидном кресле. И сильно бы тем самым недооценила своего гипотетического Мастера. Что ж, если потребуется, то она прямо здесь и сейчас была готова продемонстрировать Сейберу свои умения, благодаря которым Грааль признал ее одной из "достойных".
Но, судя по всему, этого и не потребуется. Слова Благородной души, вновь разлетевшиеся по комнате, снова повергли девушку в короткий ступор оттого, с каким жаром и торжественностью они были произнесены. Милостивый Боже, неужели в древние времена все люди высказывались на подобный манер?
- П-постой! Весь род-то за что...? - Кафка поспешила остановить своего Слугу, дабы тот в порыве чувств не успел еще и наложить на себя руки. Кто их, этих Героев былых лет знает? Будь на его месте какой японский самурай или кто-нибудь в этом духе (Кафка знать не знала ничего о странах востока), дело бы наверняка дошло и до рукоприкладства...
Но воитель был неумолим в своих высказываниях и без единой толики смущения огорошил своего признанного Мастера до алых щек. Не зная толком, с кем была только что сравнима, Кафка, тем не менее, не могла не почувствовать той значимости, кою Сейбер вкладывал в имя "Брунхильда". Не зная так же того, как она могла одними лишь короткими словами добиться расположения бравого воина, что само по себе вызывало в ней нескрываемую рассеянность, чародейка все же взяла себя в руки и, откашлявшись, представилась своему Слуге.   
- Во мне течет кровь благородной семьи Фрага, имя мне Кафка. Так и зови меня, не нужно этого бахвального обращения Мастер-Слуга... - Тяжело выдохнув, девушка устало потерла шею. Быть может, усталость в ее теле была вызвана только что совершившимся призывом или же из-за непривычной отдачи собственной маны для поддержания прибывшего по ее зову Благородного духа. А может, сказался небольшой стресс и ее собственные личные переживания, которые она сама себе постоянно накручивала и от которых всеми силами старалась уйти. Как бы парадоксально это не звучало. Так или иначе, ей необходимо было хотя бы этой ночью хорошенько выспаться, поскольку в последующие дни вряд ли она сможет уделить отдыху положенное время, а все предшествующие вечера она тратила исключительно на подготовку к грядущей войне.
- Позволь и мне поприветствовать тебя, Сейбер.  - Из темноты комнаты к ним внезапно выступил ее дядя, о котором девушка, к досадному сожалению, уже успела забыть в связи с последними событиями. - Кафке действительно повезло, что на ее стороне будет сражаться такой сильный воин.
- Кстати, да, - подняв палец вверх, опомнилась Кафка - это мой родной дядя, Эйлелл. Он один из опытных магов моей семьи и на этой войне будет выступать в роли моего телохранителя. Так что ты сможешь уделять другим Слугам все должное внимание, не переживая лишний раз за своего неповоротливого Мастера. - На этих словах чародейка криво улыбнулась, и в этом жесте проскользнула скорее грусть, чем всеми силами вложенное веселье.
- Моя племянница преувеличивает или же намеренно хочет сложить у окружающих ложное о себе мнение. - Эйлелл улыбнулся, переведя взгляд с Кафки на призванного Слугу. - Как ты верно подметил, силе ее духа можно позавидовать, но этим она не ограничивается.
Чародейка отвернулась в противоположную от дяди сторону и насупилась,  недовольно бормоча что-то себе под нос. Затем, словно вспомнив что-то важное, изобразила заинтересованность на своем лице и задала вопрос без конкретного адресата:
- Кстати, кто такая, эта Брунхильда?
Эйлелл нервно засмеялся на бестактный вопрос своей племянницы и поспешил на него ответить.
- Если верить легенде о короле Нибелунгов, то это была его верная спутница жизни.
- Нибелуунгии... - Почесывая макушку, наследница семьи Фрага устремила задумчивый взгляд в потолок.
- Кафка... - Стыдясь за свою необразованную племянницу, Эйлелл издал снисходительный выдох. Кафка знать ничего не знала об истории и культуре зарубежных стран.

0

7

Вслед за этой, казалось бы, непоколебимой уверенностью, не только в себе, но и в предстоящей Войне в целом, Зигфрид испытал чувство облегчения. Оставшиеся позади, пусть даже и на время, тревоги и сомнения, наконец, перестали терзать его бренную душу, дав тем самым драконокровному рыцарю долгожданную возможность расслабиться и спокойно вздохнуть, что до недавних пор казалось непозволительной роскошью.
Так странно. Их, Кафку и Зигфрида, разделяло само время, что невольно сказывалось на дальнейшем взаимодействии. Даже Грааль, сколь могущественен он бы не был, попросту не мог стереть эту разницу – разницу их мировоззрений, взглядов на мир. Сейбер был человеком иной эпохи, и в этом времени сей славный воин, безусловно, являлся существом посторонним, можно даже сказать чужим. Ко всему прочему, ещё при жизни витязь умудрился отдалиться от обычных людей, избрав путь болезненного отчуждения, пусть даже и ради их блага.
Да, вряд ли обычный человек, и даже маг, удостоиться возможности хотя бы приблизительно понять своего Слугу, его суть, истинные желания и мотивы. И, как уже можно было догадаться, юная наследница дома Фрага исключением тому правилу не являлась.
Впрочем, это совершенно не мешало ей, пусть и невзначай, по-настоящему сблизиться с Сейбером. Нет, не так. Девица буквально расположила Короля Нибелунгов к себе. Своей непосредственностью, бойким характером и благородным духом. Вместо того, чтобы попытаться понять Зигфрида, Кафка вынудила северянина захотеть понять её самому. Не преувеличением будет сказать, что вместе с Кафкой, благородный воин заинтересовался и данной эпохой в целом. Раз уж этот мир ещё способен породить подобных наследнице Фрага людей, значит что-то хорошее в нём да осталось.
Медленно поднявшись на ноги, тем самым вновь возвысившись над всеми остальными присутствующими, Король Нибелунгов неспешно вернул Бальмунг в ножны. Без резких движений, дабы не напугать и без того впечатлительную девицу.
Поведение храброй калеки вызвали у рыцаря приступ чистого умиления. Ещё недавно она напоминала ему ту самую, воинственную Брунхильду, а теперь, словно по волшебству, обратилась в нежную и чуткую деву, смахивающую на его Кримхильду.
Согнув руку в ладони, и поднеся кулак к груди, Зигфрид одарил зрелого мужа, наконец явившего свой лик на свет, почтительным поклоном.
- Безмерно рад нашему знакомству, господин Эйлелл.
Определённо, дядя Кафки производил приятное впечатление. Зрелый и заботливый мужчина, который, казалось бы, знал обо всём на свете. Впрочем, в последнем факте Король Нибелунгов позволил себе усомниться, озарив собеседников мягкой улыбкой.
- Прошу меня простить, господин Эйлелл, но спутницей моей жизни являлась вовсе не Брунхильда. Так как была она женой моего горячо любимого друга Гюнтера. Непобедимая, храбрая и столь же прекрасная дева, как и ваша племянница.
Пусть даже и, не желая этого, но Зигфрид наверняка смутил мужчину. Впрочем, Кафке, судя по всему, было всё равно, ведь волновало её совсем иное.
- Кстати, Сейбер, - Задаётся она вопросом, делая задумчивый вид, -  До твоего появления, в круге показалось существо... что это было?
Теперь же смутился сам Зигфрид. Впрочем, смущение – это ещё мягко сказано. Витязь мгновенно изменился в лице, а по его спине пробежался недобрый холодок.
- Всё-таки заметили… - С досадой отмечает Король Нибелунгов, стараясь вернуть себе былое спокойствие, - То, о чём тебе не стоит беспокоиться, Кафка, только и всего.
Ответ его был туманен и расплывчат. Как будто бы Зигфрид старался убедить юную Фрага в том, что ей, да и её дяде всего лишь померещилось. Неизвестно, поверили ли они ему или же нет, ибо очень скоро заботливый дядя, явно ощущая всю неловкость ситуации, озаботился здоровьем Кафки, поспешно отправив уставшую девушку в её комнату, а оттуда – в царство снов.
Сам же Зигфрид обязался сторожить покой девушки всю ночь напролёт. Складывалось ощущение, словно он испытывал угрызения совести и хотел загладить свою вину.
Вот только непонятно, за что именно. За вполне объяснимую усталость своего Мастера от его призыва, или же за откровенную ложь.

Отредактировано Saber of Heven (18.11.16 17:09:55)

0


Вы здесь » Fate/SWAG » Модуль "Fate/Strange War" » 7.11.2004 Последний акт милосердия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC