FATE/STRANGE WAR

FATE/COUNTER GUARDIANS

FATE/BRETHEREN OF MAGI
01.01.2017 – Всех с наступившим новым годом! Как вы видите, мы все еще живы, однако, наш первый сюжет потерял почти всех своих главных героев, жаль, что не в бою, поэтому мы слегка приуныли. В новом году вас ждут новые приключения, в которых вы, как мы надеемся, примете непосредственное участие. Вероятнее всего вас ждет адаптация Гранд Ордера в варианте модуля, а также новая Святая Война в Фуюки с близкими нам каноничными персонажами. В любом случае, мы также ждем идей от вас (например, было предложение, связанное с Лунной Клетью, развития которого мы ждем), не переключайтесь. Еще раз с наступившим, всех благ, здоровья и хороших Гранд Роллов, если вы понимаете о чем мы. Мы добудем Святой Грааль! Ждите подробностей с места событий.

07.12.2016 – До обновления дизайна мы временно демонтировали меню в объявлении форума, так как оно потеряло свою актуальность. Это лишь временное неудобство.

26.11.2016 – Властью данной мне Программой Грааля я, Мартин Элегия, объявляю небольшую переработку для оптимизации игры. Прошу не пугаться и, если вы зашли, чтобы выложить игровой пост, сохранить его куда-нибудь, он вам обязательно еще понадобится.

06.10.2016 – Все. Открыты. Официально.

04.10.2016 – Форум еще не открылся, а нам уже подали достаточно большое количество анкет, что не может не радовать. Говорить о том, что нам нужны мастера, мы считаем, нет смысла, это и так видно невооруженным глазом при взгляде на список посетителей за сутки. Поэтому скажем мы о том, что нам необходим Рулер в третий город, Хэвен. А теперь о неприятном. Нам порезали бюджет, поэтому количество слуг в каждом городе сокращается до пяти.

Fate/SWAG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/SWAG » Модуль "Fate/Strange War" » 24.12.2004 ...Кровь сотри с ладоней, утали печаль!


24.12.2004 ...Кровь сотри с ладоней, утали печаль!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://66.media.tumblr.com/a218da42f1a746c377720162355f838e/tumblr_oc5a7oucDW1txj8weo1_500.gif

Участники: Octavia Reinhardt, Lancer of Radix

Место действия: квартира с видом на набережную;
Время действия: 24.12.2004, после полуночи
Обстоятельства действия: ...небо заволочено серыми тучами, за окнами крепчает мороз.

Решающий шаг – крайняя черта. Заступишь, и не будет более дороги назад.
Октавия глубоко вздыхает и дочерчивает последние символы внутри ритуального круга призыва.

0

2

В небесах над городом, раскинула свои объятия – цвета темного индиго – ночь, укрывающая полотно звезд колкими серыми облаками, тяжелыми, словно сотканными, сваренными, сложенными причудливым паззлом из чистого кварца.
Холодное дыхание зимы заползало в каждый потаенный угол, оставляя свою тень там, куда не проникал свет, где не было места затхлой тьме.
Изморозь неумолимой хваткой вцеплялась в недвижимые поверхности, проникая колючими паучьими лапками вовнутрь, оставляя причудливые белые узоры.

Вильгельмине посчастливилось прибыть в город одной, без участливых надзирателей, без помощников и слуг, которые последней никогда не полагались в том неуемном количестве, о котором обычно принято говорить в те нередкие минуты, что отводятся безопасности главы дома.
Октавия была непреклонна в своем решении и нисколько не пожалела об этом, когда после въезда в арендованную квартиру ей пришлось подготавливать в одиночку мастерскую, а спустя несколько дней, трудится в течение некоторого времени, ползая на карачках расчерчивать формулы и знаки по углам, подготавливая помещение к ритуалу призыва.
Рейнхардт, признаться честно, была в полном восторге от того, что находила время для самой себя, проводя большую ее часть в незатейливых прогулках с томом какой-либо исторической литературы, наслаждаясь вкусными булочками с лимоном и не видя ничего постыдного в том, что она отлынивает от «невообразимо важных» обязанностей.

Оглядев просторную, не слишком вычурную в дизайнерском отношении, комнату, Октавия бросила очередной пустой и скучающий взгляд за окно – вперившись глазами в необъятные пустые глазницы ночного неба, заволоченного густыми острыми облаками, из чьего нутра выливались замерзшие слезы-снежинки, чьи хребтинки с хрустом ломались под человеческими сапогами.
Барышня невольно ухмыльнулась, поправляя пышную юбку своего черного платья, ненавязчивым легким движением разглаживая невидимые складки на корсете, подчеркивающим преступно-тонкую – в контексте непрекращающегося жора этой юной леди! – талию.

В голове было слишком много мыслей, которые не хотели выстраиваться в ровную линейку повествования. Рейнхардт выглядела уверенно и статно, но чувствовала, что ее душа уходит в пятки от одной мысли, что будет дальше.
Казалось бы, что может проще? Ритуал давно придуман за нее, слова заклинания – тоже, ей оставалось лишь запомнить и повторить, но внутри чудовищем клокотало сомнение, заставляя внутренние прозрачные воды тонуть в туманах белого песка, что поднимался со дна, тревожимый морским созданием.
Девушка осторожно качнула головой и опустила взгляд на красное пятно Командных Знаков, расплывающееся гематомой, когда случайно приходилось смотреть поверх очков с сильной диоптрией.

Позабыться. Отринуть сомнения.
Решить самой.
Разве не этого она добивалась столько времени? Разве не этого?

Октавия прорычала что-то нечленораздельное в пустоту, сжала руку с бардовой меткой в кулак до побелевших костяшек, жадно вдыхая холодный, пробирающий до костей морозный воздух.

Осталось совсем немного.
Девушка задернула плотные занавески, окончательно укрыв комнату в проблесках теней, играющих на стенах в свете пламени нескольких десятков свечей.

Рейнхардт вытянула руку перед собой, в ту же секунду погружаясь в дебри сознания, выуживая строки заклинания, которые только поначалу казались непроизносимыми, просто отвратительными на слух с ее картавостью и акцентом.
Магическая энергия накатила сразу же – яростным потоком огня и плавящегося железа: подушечки пальцев горели, становилось трудно дышать, но Октавия вдыхала через силу, пока ноющую боль не заглушило очередное цунами, сотканное из пламени.
Девушка сжала челюсть до зубовного скрипа. Обычно радушное и доброе лицо исказили эмоции, рвущиеся из нутра, коим никогда не давали выхода.
- Хранитель Баланса! – Рявкнула – не ожидая от себя – Рейнхардт. – Приди на мой зов!

Яркий свет озарил комнату, больно резанув по глазам –  Октавия сощурилась пуще обычного, но взгляда не отвела.

0

3

Трупы. Все это чертово поле было завалено телами поверженных врагов. Кухулин  устало посмотрел на пунцовое небо – похоже, все шло к предсказанному ему концу. Его руки с трудом держали древко копья; рядом лежало тело верного Ллойга – возница до конца следовал за героем, однако, все-таки пал жертвой коварства воинства Медб. Перевернутая колесница и мертвые скакуны, которые провезли сына Ольстера через множество битв – ведьма нашла способ избавиться от всего, что могло помочь Гончей Кулана сдержать натиск ее армии.
Остался только он. Окровавленный копейщик в окружении полчища врагов. И все же, герой не думал сдаватья – мужчина находил в себе силы отвечать на каждый удар направленный на него.
И тогда вышел певец. Третий по счету.
Первый бард попросил сына Света отдать ему копье за честь Кухулина. Второй требовал копье как плату за честь Ольстера. Сетанта исполнил их требования. Воспользовавшись полученными копьями, противники убили Ллойга и коней героя.
Третий певец желал оставшееся оружие Кухулина – алое проклятый дротик, Га Болг.
Именно этим копьем Гончая Кулана забрал жизнь своего лучшего друга; им же был повержен его собственный сын.
- Больше я не дам ни одного копья. За свою собственную честь и честь Ольстера я заплатил сполна, - яростный крик  вырвался из груди Кухулина. Но в ответ герой услышал только насмешку. Бард обещал исполнить песнь порочащую честь друзей Сетанты.
В их стране песни бардов принимались за истину.
Услышав очередные угрозы, герой полностью расслабился. На его губах появилась легкая насмешка. Певец хотел получить проклятое копье, значит, он должен выполнить и его желание. Звонко рассмеявшись, прекрасно представляя, что именно его ждет после того, как  он выполнит требования певца, герой метнул в барда алое копье. Га Болг пронзил вражеского барда насквозь.
«Подавись!»

***

«Пришла проводить меня, старуха?»
В небе кружил ворон, предвкушая пир на останках погибшего воина, но гончая Кулана видел в нем давно встреченную знакомую. Ту, что когда-то отверг. Прислонившись спиной к старому иссохшему древу, Кухулин отвел взгляд от парившей птицы, посмотрел на выдру, начавшую обед не дождавшись смерти героя.
- Пей, напивайся, - животное поглощало алую кровь, до сих пор струившуюся из раны мужчины, - тут тебе еды на целый месяц.
Пес Кулана убрал руку от раны и выдра с жадностью начала поглощать новое угощение. Мужчина не сдержал смех. Все войско, собранное против него содрогнулось, услышав громогласный голос Кухулина.
Герой покинул этот мир, а его тело продолжало крепко стоять на ногах.

***

Зов, посланный рыжей волшебницей преодолел пространство и время и достиг самого безвременья. Трона Героев. Места, хранившего в себе всех героев мира. Именно его и услышал один герой. Герой, чье желание сражаться не покинуло его даже после смерти – он ухватился за связь проложенную волшебницей.
Постепенно связь между Мастером и Слугой налаживалась. В кульминации ритуала кровавый круг резко засветился ярким светом, ослепляя всех находящихся в комнате. Спустя несколько секунд свет начал гаснуть. Сощурившись, девушка должна была увидеть, что в центре круга появилась фигура. Это был высокий мужчина. Первым в глаза бросались взъерошенные синие волосы. Легкий цельный доспех со внушительными металлическими  наплечниками смотрелись не менее странно. Однако, аура витающая вокруг появившейся фигуры не давала усомниться в том, что перед волшебницей предстал героический дух. Мужчина был словно диким зверем, хищником, стремящимся уничтожить свою жертву.
Копье, прислоненное к его плечу, не давало усомниться в том, отозвавшийся герой  предстал в сосуде класса воинов копья – Лансер. То есть, был представителем одного из трех рыцарских классов.
Впрочем, сейчас мужчина мог сказать, что призвавшая его волшебница наверняка использовала какой-то трюк, ведь он отлично чувствовал, на что именно сейчас способен.
Кухулин наконец решил осмотреть комнату. Обведя взглядом место призыва, он остановил взор на девушке в каком-то платье. Нейтральный взгляд алых глаз осмотрел волшебницу с головы до ног. Рыжая, красивая, значит, она была его Мастером? Впрочем, мужчина не спешил с произнесением ритуальной фразы, проверяя, выдержит ли девушка его взгляд.
- Значит ты мой Мастер? – наконец-то произнес мужчина, опуская острие алого копья к полу, - Слуга Лансер ответил на твой зов.

0

4

Это было… Восхитительно.

Октавия щурилась, не отрывая взгляда от ритуального круга, написанного кровью, в центре которого сиял ярчайший свет, на несколько мгновений озаривший комнату до непроницаемой белизны, от которой у Рейнхардт заслезились глаза. Девушка как-то по привычке смахнула соленые капли у внешнего уголка глаза, не задев идеально прочерченную черную стрелку.

Тот, кто предстал перед ней, без всякого сомнения, был Героем. В клубах испаряющегося белесого пара, статный, высокий силуэт обрастал деталями, позволяя девушке сложить образ, как мозаику… И действительно, мужчина возвысившийся над ней, выглядел словно с эпической картины: жилистый, поджарый, источающий ярость зверя и азарт хищника.
Октавия готова была смотреть на него вечно, не отрывая пронзительного взгляда своих блеклых болотно-зеленых глаз с темно-янтарными каплями у самого зрачка. Синий доспех, прилегающий к телу воина, наплечники из какого-то серебристого металла… Красное копье, расслабленно запрокинутое на плечо. Воин выглядел абсолютно уверенным в себе и ни капли не сомневался в своем превосходстве.
Но все это меркло, стоило встретиться со Слугой взглядом.
Два кровавых рубина смотрели на нее с скуластого, острого лица мужчины – это были глаза человека, готового к опасностям… Более того! Он был тем, кто эту опасность мог создать по щелчку собственных пальцев.

Слуга долго смотрел на нее, слушая играющую на своих звонких струнах тишину, разрывающуюся только от шумного дыхание рыжеволосой девушки и шелеста страниц книг и фолиантов, лежащих на столе и комоде. Поначалу магесса несколько смутилась, хотела бы опустить глаза, раскраснеться и отправить этого надменного Лансера восвояси, но что-то внутри Октавии неодобрительно щелкнуло и в ту же секунду, она вновь прищурилась, выжидая.

- Да, я твой Мастер. – Райнхардт одобрительно улыбнулась – непривычно широко и радостно, и впервые за долгое время действительно искренне. – Я – Вильгельмина Октавия Рейнхардт. – Девушка сложила руки перед собой, соединив подушечки пальцев. – Достаточно использовать только второе имя. Буду этому весьма признательна.

В очередной раз рыжая волшебница замолчала, все так же вглядываясь в кровавую бездну, подернутых дикой охотой, глаз своего собеседника. Он был выше ее где-то сантиметров на двадцать, она дышала ему, наверное, в яремную впадину, посему, Октавии приходилось чуть задирать голову, когда обращалась с любезными просьбами.

Съехавшие на кончик носа очки в черной роговой оправе Рейнхардт поправила, толкнув указательным и средним пальцем их к переносице.
- Так сложилось, что я участвую в этой Священной Войне, - Безмятежно начала вещать магесса, - И раз так… Совсем не готова проигрывать. – Девушка сделала шаг назад –  жестом, формально выпуская Героическую душу из круга. – И мне необходима твоя помощь – как воина, соратника и товарища. – На секунду рыжая замолчала. – Если ты готов, то я хочу знать твое имя, Лансер.

«И я угощу тебя плюшками с вишней! По-моему, весьма заманчивое предложение».

Отредактировано Octavia Reinhardt (22.10.16 02:39:23)

0

5

«Надо же, хах»
От героической души не скрылась попытка волшебницы избежать зрительного контакта, однако, девушка нашла в себе силы преодолеть скованность и твердо посмотрела ему в глаза. Лансер усмехнулся -  девушки с сильным характером всегда были его слабостью. Похоже, ему все-таки придется использовать копье не только ради собственного удовольствия. Герою было плевать, чего желает волшебница, призвавшая его в этот мир, однако, раз она так хочет получить волшебную чашу, то он просто добудет ее для своего Мастера. Пока мужчина размышлял, новоиспеченный Мастер Слуги Копья решила ответить на его вопрос и назвала собственное имя.

- Октавия, - мужчина повторил имя магессы будто пробуя его на вкус. Она была высокой и хорошо сложенной, пожалуй, она бы точно не избежала внимания защитника Ольстера, познакомься они в других обстоятельствах. Увы, Лансер понимал, что в данный момент подобное поведение будет не к месту. С другой стороны, раз она является его Мастером, то они наверняка найдут время пообщаться друг с другом, - звучит сильно. Это наверняка хорошее имя. Оно идет тебе.

Кухулин действительно не знал значения имени Мастера, но на его слух, оно было вполне воинственным, Пожалуй, если бы девушка сняла странную оправу со своего лица, то наверняка стала бы выглядеть еще серьезней.
От посторонних мыслей Слугу вновь отвлек голос девушки. Раз уж она решила поучаствовать в войне и вынесла всю боль ритуала призыва, то наверняка у нее должна быть серьезная цель. Впрочем, как и у других Мастеров. После слов Мастера настроение Слуги заметно приподнялось - ему нравился ее настрой и желание победить. Время покажет, насколько было правильным первое впечатление, однако, в данный момент Лансер бы сказал, что ему повезло с призвавшим его волшебником. Благодаря образовавшейся связи он чувствовал ее первоклассную магическую энергию, и этого уже было достаточно, чтобы назвать ее отличным Мастером. Кроме того, она была симпатяжкой.

- Ты смелая, раз решила призвать Слугу без катализатора, - очередная ухмылка, и копейщик небрежно кладет копье на собственные плечи, - Кухулин. Сын Луга и Дехтире. Щит Ольстера.

Герой не любил пустого бахвальства, поэтому не сказал о том. как девушки повезло, что на ее зов ответил именно он. В конце концов, скоро он на деле докажет это. Все противники падут жертвами алого копья.  Мужчина медленно вышел из круга и подошел к девушке, и не слишком стесняясь снял с нее очки, желая увидеть как волшебница выглядит без них.

- Если ты желаешь победить, то я уничтожу всех противников, - на лице мужчине появилась теплая улыбка. Она не была похожа на звериный оскал Кухулина во время сражений; сейчас вокруг героя не ощущались никакой опасности. Впрочем, сам его легкомысленный вид мало походил на мужчину буквально источавшего угрозу несколькими минутами ранее, - Мастер. Контракт заключен.

На самом деле копейщик не видел смысла в этих помпезных словах, однако, он предпочитал придерживаться правил, и одним из них было то, что он должен подтвердить наличие контракта. Глупость на самом деле - магическая подпитка уже текла по его телу. Но что уж поделаешь - ритуал требует соблюдения. Повертев очки в руках, мужчина догадался, для чего они нужны, однако, все еще не спешил возвращать их законному владельцу.

- Ты хороша и без этой штуки, - наконец насмотревшись на очки девушки, мужчина вернул их законной хозяйке, - впрочем, не важно. Твои слова звучали достаточно уверено. Решила когда начнем действовать, Мастер?

Отредактировано Lancer of Radix (24.10.16 18:10:25)

0

6

Рыжеволосая Рейнхардт вновь мягко снисходительно улыбнулась своей классической дежурной улыбкой, вслушиваясь в бархатный голос с нотками стали и задора. Она, признаться честно, не знала, чего ждать от ритуала призыва: понятия не имела, кто явится на ее зов, с кем ей предстоит заключить контракт и как призванный Слуга к ней отнесется.
Глупость и сумбур с ее стороны, столь непродуманный и опасный шаг, но видя перед собой Героя, чьи деяния прошли сквозь быстро меняющиеся эпохи, оставив бег времени… Одно только это событие можно было бы назвать величайшей наградой.

Октавия внимательно проследила за неспешными действиями Слуги: он не торопился и это одновременно подогревало интерес, и заставляло сомневаться – от того сердце чародейки, кажется, пропускало удары. Томящее ожидание, волнение, нотки расположения со стороны неназванного воина копья… Рейнхардт не позволяла себе подать виду, что поведение синеволосого мужчины ее интригует. Ее смущали и льстили его слова.
Однако они еще не заключили контракт, она не знает его имени… Вильгельмина чуть щурилась, вглядываясь в серьезное, красивое лицо Героя.

И вот, на лице воина вновь появилась ухмылка: простая, немного диковатая, но в то же время источающая то ощутимое превосходство над простой человеческой душой. Октавия прекрасно знала, кем она являлась, а потому не спешила злиться.
Мужчина уложил красное резное копье себе на плечо, вальяжно и расслаблен, в глазах цвета кровавой луны плясал огонь кострища, когда он без интереса разглядывал комнату и ее ряженую в черное хозяйку.

«Кухулин…»
Судьба преподнесла ей дар Богов? Не иначе.
На лице Октавии появилось некоторое подобие удивление и… Восторга – наивного и детского, от которого даже глаза, цвета болота и мутной трясины просветлели на долю секунд.
- Я много читала о тебе.
Ему делало честь скромность собственного представления – Кухулин был на удивление лаконичен, чего, как казалось, не достает многим героям в эпосах и мифах.
Впрочем, наслаждаться созерцанием Души, что согласилась на контракт, долго не приходилось. Благородный муж покинул кровавый круг призыва, и, сделав несколько шагов в сторону Рейнхардт, протянул руку к ее лицу и ловко поддел пальцами очки.

Мир в это мгновение мир резко утратил яркость и четкость. Стены немного расплылись, потеряв очертания, огоньки свечей теперь походили на круглые светящиеся шарики, наподобие бумажных фонариков, которые принято запускать в небо по каким-нибудь праздникам.
Октавия попыталась возмутиться, но решила, что это ничем не поможет, вернулась к своеобразной слежке за Кухулином.
Рейнхардт в полутьме и без очков не могла разглядеть выражение лица Слуги и то, что он делает, но понимала, что мужчина с любопытством разглядывает «угнанный» агрегат.

Без очков было чертовски непривычно и это немного смущало.
Словно нехватало какого-то важного элемента в одежде, хотя, казалось бы - это всего лишь аксессуар. Пусть и весьма полезный.

Вильгельмина хотела бы сказать, попросить вернуть на место, а лучше бы ей в руки, но Кухулин в очередной раз наградил ее парой комплиментов, которых волшебница не ожидала и воспринимала весьма остро, словно бы удар под дых.

Привычка все контролировать и наслаждаться ситуацией, в которой ты чувствуешь себя как рыба в воде, по обыкновению играла с ней злую шутку в подобных ситуациях. Октавия от этого недовольно прищуривала глаз (так мир становился чуточку четче) и закусывала губу.

- Я… Да. – Получив очки обратно, Рейнхардт не сразу их надела. – До начала войны не так много времени и думаю, завтра нужно будет немного осмотреться в городе. – Протерев стекла о подол юбки, чародейка водрузила очки обратно на нос. – И немного за его пределами. – Магесса тяжело выдохнула. – Но, боюсь, уже не сегодня… Полагаю, у тебя есть какие-то вопросы? – Девушка качнула головой в сторону выхода из библиотеки-кабинета. – Насколько мне известно, Героическим душам не обязательно наслаждаться благами простых смертных, но на кухне потрясающие плюшки с вишней, а еще можно заказать пиццу.

«В моей голове это звучало определенно лучше».

Отредактировано Octavia Reinhardt (24.10.16 20:33:51)

0

7

- Да? Тогда ты должна знать, чего от меня ожидать, - хмыкнул герой в ответ на слова Мастера. Девушка, безусловно, была ему симпатична, но все же, Лансер предпочел бы прояснить подобные моменты как можно скорее. Будет неприятно, если она предпочитает уклоняться от сражений и выжидать. Призванный Слуга, разумеется, исполнит свой долг даже в этом случае, но вряд ли они смогут найти общий язык.

Что насчет вопросов… даже после того, как волшебница показала ему на выход, Слуга не спешил двигаться.  На самом деле, будь его воля, он бы прямо сейчас отправился в город и начал действовать, однако, Лансер понимал, что ритуал призыва должен был вымотать новоиспеченного Мастера как морально, так и физически. Было удивительно уже то, что она могла спокойно стоять и общаться с героической душой после того как провела ритуал. Еще одно доказательство силы волшебницы как Мастера. Наверное, Кухулин должен быть очень доволен. Даже если бы призвавший его маг был бы полной бездарностью, Гончая Кулана добыл бы ему Грааль  сражаясь голыми руками. Однако, сейчас мужчина чувствовал себя превосходно. И прекрасно осознавал новые возможности. По хорошему, нужно было спросить волшебницу по поводу особенной его призыва, но Кухулин предпочитал решать проблемы по мере их поступления. Эта ситуация была определенно нестандартной, но даже так, Лансер просто решил делать то, что захочет.

- Собираешься исследовать город днем? – мужчина зевнул, дематериализуя копье. Все-таки, разгуливать в помещении с двухметровым оружием было не то, чтобы неудобно (герой вроде Кухулина вообще не чувствовал дискомфорта), но в какой-то мере неправильно, - думаю, неплохо было бы найти место, за которое Рулер не будет сильно переживать.

Рулер. Вместе со знанием о нынешней эпохе вложил в Слугу еще и правила войны, за соблюдением которых следила отдельная героическая душа. В какой-то мере это было логичным – если кто-то из призванных героев слетит с катушек, только другой герой сможет его остановить. Но много ли альтруистов среди призванных Слуг? Да даже если и героические души решат исполнить свой долг, то волшебников  беспокоящихся о жизнях обычных людей было не слишком много. Еще во времена Кухулина, большинство магов даже не думали о жертвах, вряд ли, современные волшебники отличались от них. Впрочем, наверное, Лансер бы соврал, если бы назвал себя сердобольным  хранителем справедливости. Подобную ерунду лучше всего было оставить знаменитым рыцарям, путешествующим и творящим добро направо и налево. Наверное, таких и берут в Рулеры. Однако, с появлением судьи, предстоящие сражения вряд ли можно было назвать войной. Так, соревнование, турнир, если будет угодно. Не то, чтобы щит Ольстера был против такого расклада – в конце концов, он всегда был за честные сражения, - но в таком случае, этим хранителям стоило приготовить пару площадок для сражений. Кто знает, что может случиться с городом, схлестнись две героические души в полную силу?

- Вопросы? Не думаю. Пожалуй, тебе стоит знать только одно, - мужчина направился в сторону выхода. Его слова звучали совершенно непринужденно, словно он говорил ничего не значащие вещи,  - я не собираюсь сдерживаться в сражениях. Надеюсь, ты не прошев, -  герой не остановился осмотреть остальные помещения, поэтому последнее слово говорил уже с набитым сдобой ртом. Как и сказала Октавия, они были достаточно вкусными, пусть, Кухулин предпочитал мясо. Прожевав еду, герой снова скрылся в комнате с плюшками.

- Не знаю, что такое пицца, но тебе лучше отдохнуть, Мастер. Наверняка, призыв отнял много сил. Этот хлеб с начинкой я тебе оставлю.

0


Вы здесь » Fate/SWAG » Модуль "Fate/Strange War" » 24.12.2004 ...Кровь сотри с ладоней, утали печаль!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC