FATE/STRANGE WAR

FATE/COUNTER GUARDIANS

FATE/BRETHEREN OF MAGI
01.01.2017 – Всех с наступившим новым годом! Как вы видите, мы все еще живы, однако, наш первый сюжет потерял почти всех своих главных героев, жаль, что не в бою, поэтому мы слегка приуныли. В новом году вас ждут новые приключения, в которых вы, как мы надеемся, примете непосредственное участие. Вероятнее всего вас ждет адаптация Гранд Ордера в варианте модуля, а также новая Святая Война в Фуюки с близкими нам каноничными персонажами. В любом случае, мы также ждем идей от вас (например, было предложение, связанное с Лунной Клетью, развития которого мы ждем), не переключайтесь. Еще раз с наступившим, всех благ, здоровья и хороших Гранд Роллов, если вы понимаете о чем мы. Мы добудем Святой Грааль! Ждите подробностей с места событий.

07.12.2016 – До обновления дизайна мы временно демонтировали меню в объявлении форума, так как оно потеряло свою актуальность. Это лишь временное неудобство.

26.11.2016 – Властью данной мне Программой Грааля я, Мартин Элегия, объявляю небольшую переработку для оптимизации игры. Прошу не пугаться и, если вы зашли, чтобы выложить игровой пост, сохранить его куда-нибудь, он вам обязательно еще понадобится.

06.10.2016 – Все. Открыты. Официально.

04.10.2016 – Форум еще не открылся, а нам уже подали достаточно большое количество анкет, что не может не радовать. Говорить о том, что нам нужны мастера, мы считаем, нет смысла, это и так видно невооруженным глазом при взгляде на список посетителей за сутки. Поэтому скажем мы о том, что нам необходим Рулер в третий город, Хэвен. А теперь о неприятном. Нам порезали бюджет, поэтому количество слуг в каждом городе сокращается до пяти.

Fate/SWAG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/SWAG » Модуль "Fate/Strange War" » 01.01.2005. words are knives, and often leave scars.


01.01.2005. words are knives, and often leave scars.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

     WORDS ARE KNIVES, AND OFTEN LEAVE SCARS
https://68.media.tumblr.com/328d7bfc2fb5e4796d29d7f6346e5ca0/tumblr_o3aft4gB4Q1txt22yo1_500.gif

Участники:
Saber, Caster

Место действия: Радикс
Время действия: После заката
Обстоятельства действия: Где-то в городе уже звенят звуки битвы - героические души сошлись в первой схватке этой Войны. Впрочем, Кастер в этот инцидент не вовлечена и наблюдает за происходящим издалека с легкой ленцой и блеклым интересом. Победители этой схватки не интересуют её, если она не принимает в ней прямого участия. Город затих, будто бы выжидая, но Всевидящие Глаза Царицы обнаруживают еще одного героя, не присутсвующего подле сражения и, видимо, так же не проявляющего к нему интереса. Рамзесс решает встретится с этим героем.

Отредактировано Ozymandias (05.01.17 13:32:39)

0

2

Окунинуси-но-Микото, божественный император страны Восьми Островов, не любил сражения. Упоение битвой, наслаждение собственной мощью, удовольствия от оттачивания боевого мастерства, жестокая радость от вражеской гибели... Все это было ему также чуждо как рыбе - дар речи. Или, пожалуй, даже сильнее - рыба обычно разговаривать не способна, в то время как у Сэйбера мог сражаться и ему не раз приходилось браться за оружие. Трусом он не был, но там, где другие испытывали радостное возбуждение, он ощущал лишь скуку, раздражение и усталость. Поэтому он не стремился лишний раз помахать мечом. Этого не изменила ни смерть, ни обожествление, ни призыв в качестве Слуги.
Поэтому, хоть первые сражения Войны Грааля уже начали греметь по городу, он предпочитал держаться от них подальше.
-Умный тигр прячет свои когти. Пусть те горит желанием сойтись друг с другом в бою удовлетворят, - сказал он своему Мастеру. - Я же останусь в стороне до тех пор, пока не придет мое время. К тому же, я - Хозяин Великой Земли. Мне подобает биться с теми, кто не доказал свое право бросить мне вызов.
Мастер отнесся к его идее со скептицизмом, и началась долгая, нудная и очень неприятная дискуссия (спорить Сэйберу тоже не нравилось), в которой ему (c большим трудом!) удалось одержать победу. Правда, недовольство Мастера это похоже лишь усилило и в итоге было решено, что они некоторое время будут действовать самостоятельно, поддерживая связь с помощью специальных аппаратов (они назывались "телефоны" и вызвали у Окунинуси восторг - быстрее гонцов и птиц, дешевле и проще волшебства, да и довольно эстетичны на вид).
Предоставленный самому себе, Сэйбер немедленно начал собирать себе свиту: во-первых, как императору ему не приличествовало обходиться без слуг (обычных, не с большой буквы) и делать все самому, а во-вторых присутствие большого числа обычных людей поблизости было дополнительной гарантией того, что какой-нибудь воинственный герой не затеет с ним драку. Вопреки его ожиданиям сделать это оказалось довольно легко. Похоже эта земля давно не знала присутствия истинного господина - найти людей, которые были готовы последовать за ним без вопросов не составило ни малейшего труда. Вдобавок, к своему удивлению ему встретились и жители его владений, его истинные поданные. В основном это были путешественники (так называемые "туристы"), но встретились и те, кто назывался "иммигрантами" (Окунинуси изрядно поломал голову над этой концепцией и, в конечном счете, она ему не понравилась).
В итоге, сейчас за ним следовало несколько десятков человек. Десять, молодые, привлекательные женщины, ехали вместе с ним, в одной из причудливых самодвижущихся повозок людской эры (она называлась "лимузин" и была намного длиннее себе подобных), остальные же сопровождали его в других машинах. Особой цели их путешествие не имело - пожалуй, ближе всего это было к разведке, хотя Окунинуси не слишком интересовали удобные места для битвы и возможность получить преимущество за счет местоположения (впрочем, это он тоже не игнорировал). Куда больше его интересовали люди. Они вызывали у Сэйбера смешанные чувства... как, впрочем, и весь современный мир.
"Богатство повсюду, от достижений захватывает дух, но порядка нет. Ни в общественных делах, ни даже в отдельных жизнях. Нет учтивости, утонченности, мало кто понимает ради чего жить...", - он перевел взгляд с тех, кто сновал снаружи, на тех, кто был рядом с ним. - », Впрочем, есть искренность. И природа, кажется, не изменилась".
Необычное ощущение скользнуло по краю восприятия, прерывая его размышления, и он понял, что на него смотрят. Вернее, смотрит - не из его спутниц, и скорее всего даже не из обычных смертных.
- Добрый вечер, - он благожелательно улыбнулся и помахал рукой, изображая приветствие этой эпохи.
Этот поступок вызвал недоумение у его сопровождающих, однако Окунинуси не обращал на это внимания. Ситуация резко обострялась и требовалось сосредоточиться.
"Ясновиденье" - благодаря одной из небольших привилегий, которыми он обладал благодаря своей божественной природе, он мог чувствовать подобные вещи. - "Может все осложнить..."

Отредактировано Okuninushi-no-Mikoto (31.12.16 21:58:31)

0

3

Особняк Макири стал для Кастер синонимом монолитной глыбы камня - таким же безынтересно устойчивым и, при должной силе и воображении, услужливо меняющимся. Так, библиотеки проделали несколько метаморфоз до купален и обратно, гостиная зала несколько раз обращалась в террариум, населенный самыми, что ни на есть настоящими крокодилами, а покои Царицы то и дело появлялись на месте того или другого помещения. Чаще всего страдали те комнаты, в которых любил бывать Мастер. Женщине было откровенно скучно и единственными развлечениями для нее стали попытки доведения Карии до белого каления, надо сказать, что терпел сон стоически и всеми возможными путями продолжал выказывать благорасположенность, при этом не переставая сыпать едкими, но вежливыми комментариями. Ну и. конечно, неустанное наблюдение за городом. Выходить в свет волшебница нужным не считала, ведь, помимо серости жизни смертных, там, за окнами, царила такая ненавистная ей зима. Всевидящие Глаза Гора полозоченными линиями были разбросаны по всему Радиксу и Кастер наблюдала за всем, что происходило в черте города, не подымаясь с места.

Сражение, разгоревшееся в первый же день войны скорее раздражало, чем вызывало желание принять в нем участие. Дева в темных одеяниях мастерски водила за нос всех собравшихся там героев - зрелище быстро превратилось в жалкие попытки остальных хоть как-то повлиять на ситуацию. Два исполинских дракона, один, принадлежащий деве, а второй - обращенный герой, превратили действо в балаган, похожий скорее на избиение беззащитных. Фараон болела за волшебницу, ловко манипулирующую рунами, хоть её положение казалось египтянке проигрышным. Явить свой светлый лик в разгар этой суматохи Царица сочла недостойным дочери Солнечного Бога, а также решила поуберечь себя от ворчания Макири, любившего играть в загадки и планы, что зижделись на длительном бездействии. Кастер прокляла всю воду в городе еще вчера и теперь пыталась найти себе хоть какое-то занятие, пока её Мастер бездействовал.

Занятие нашлось очень быстро. Кастер знала, что не все герои сражаются с девой в черных одеяниях, но заинтересовал её только один. Видимо, любитель пышных действ и больших свит - от чего под конец своей жизни так устала сама Царица. Сейбер, по всей видимости, тоже был королевских кровей и во внимании себе не отказывал. "Мужчины, что сейчас, что в любую другую эпоху оставались большими детьми, а царственные мужчины - детьми избалованными", - лениво подметила себе волшебница. Заметить его смог бы даже Макири, не выходя из своего кабинета и просто включив телевизор - разъезжание по Радиксу на лимузине со свитой не осталось не замеченным.  Впрочем, Сейбер также заметил, что за ним наблюдают и его реакция заставила Царицу удивленно приподнять бровь и рассмеяться. Что же, стоит отдать должное подобной невозмутимости и по-достоинству оценить возможного собеседника.

- Я буду рада видеть вас гостем, в особняке семьи Макири, - заклинание Пустынного Ветра пронеслось от одного символа к другому, донося голос Кастер через весь город, до единственного слушателя.

0

4

Пожалуй, самым разумным решением в данной ситуации было ответить отказом. У слуг класса Кастер была определенная репутация: считалось, что лишенные грубой силы, они просто обязаны полагаться на хитрость и обман. Возводимые ими убежища - Мастерские, в свою очередь, должны были представлять собой настоящие лабиринты, переполненные ловушками, готовыми забрать жизнь любого неосторожного гостя, множеством боевых фамильяров... и это уже не говоря о прочих опасностях. Прийти погостить в такое место было равносильно тому, чтобы добровольно сунуть голову в пасть тигра - в то время как кто-то другой дразнит его и дергает за хвост. В общем, это было чистым безумием...
"Да", - подумал Окунинуси и тихо вздохнул про себя - "Почти также, как и спускаться в подземный мир, чтобы искать помощи у Сусано-О".
Божественный император неплохо разбирался в себе и знал об одной дурной черте характера, которая нередко управляла его поступками, наперекор доводам рассудка и логики. Ее называли по-разному - священное безумие, воля судьбы, однако сам Сэйбер предпочитал называть ее сумасбродством. Именно оно заскреблось в уголке сознания, когда очаровательный женский голос позвал его к себе.
- Не могу ответить вам отказом, - произнес он, сопровождая слова широкой улыбкой. - Постараюсь не заставлять вас ждать слишком долго.

***

Найти особняк не составило большого труда - к счастью, семейство Макири оказалось достаточно известным в Радиксе, и их особняк был даже отмечен на карте как местная достопримечательность. Впрочем, сразу он туда не отправился - не мог же он посетить другую правящую особу (голос не оставлял сомнений в том, что Кастер была как минимум принцессой) с пустыми руками.
В итоге, он предстал перед жилищем Кастер где-то через три часа, сопровождаемый десятком человек, которые несли корзины с фруктами, золото, драгоценные камни, дорогие одежды, экзотических птиц, ткани и прочие предметы роскоши. Сэйбер, однако был этим не слишком доволен - в свое время, он бы не стал одаривать подобным образом даже третьестепенного сановника, но сейчас у него просто не было выбора. Даже эти дары собрать было непросто, ведь торговые лавки уже были закрыты.  Определенные ценности нашлись у его последователей, несколько торговцев удалось убедить открыться во внеурочный час, кое-что удалось изготовить самостоятельно...
"Не важно", - оборвал он себя. - "Это все равно не более, чем формальность".
Передача даров как заверение добрых намерений.  Символическое общение, когда слова заменяются действиями. Вежливость. Один из его советников называл это дворцовым языком - и название казалось Окунинуси вполне удачным.
Он окинул свою свиту взором, и решил, что нужен еще один, последний штрих, после чего щелкнул пальцами и в воздухе появилось прекрасное кото, излучавшее величие и древность одним своим видом. Порыв ветра заставил его струны заволноваться, рождая прекрасную мелодию, а затем перед особняком появилась прекрасная девушка в многоцветном кимоно. Ее руки легли на инструмент, прижимая его к себе, пальцы легли на струны, нежно перебирая их будто это были волосы ее возлюбленного, и только после этого ее ноги коснулись земли.
"Превосходно", - решил Сэйбер, а затем подал знак одному из сопровождающих, чтобы тот подошел к двери этой странной постройки (такая большая, громоздкая и закрытая...) и дал хозяевам знать о приходе гостей.

Отредактировано Okuninushi-no-Mikoto (04.01.17 21:28:01)

0

5

Её приглашение было принято с такой легкостью, что Царица уже второй раз за один вечер удивленно повела бровью. Герой, с такой легкостью соглашающийся погостить на территории Кастер, был то ли глупцом, то ли недюжинным смельчаком, уверенным в своих силах. Впрочем, Рамзес знала немало примеров, в которых отвага граничила со слабоумием - хотелось надеяться, что у Сейбера были особенные причины согласится вот так просто. Поместье Макири стало Территорией волшебницы и она была готова принимать здесь любых гостей в любое время, никакая подготовка была не нужна. Царица заняла выжидательную позицию, позволив себе выпустить Сейбера из виду. Стоит ли говорить о том, что ждать фараон не любила, но имея какие-никакие представления о монарших вежливостях, смиренно ждала, не давая себе раздражаться раньше времени.

Прибывший через часа три гость появился перед поместьем со всей своей свитой. И подарками. Все это действо в очередной раз позабавило женщину: и слуги Сейбера, и подарки, и музыка. Черная кошка, живущая до этого в поместье и теперь одаренная едва ли не божественным обожанием, озадаченно, но с немым пониманием взобралась на руки Кастер и доверчиво ткнулась мордой в женскую ладонь. - О, Сехмет, посмотри, какая прелесть, - сверкая сияющей золотом радужкой произнесла Царица, обращаясь к животному, нареченному новым именем, - нам принесли подарки. Как думаешь, Сейбер был известным правителем? Царь? Император? Если бы он не задержался так надолго, мы бы уже все узнали. Давай же не будем заставлять гостя ждать.

Осторожно пересадив кошку с рук на подлокотник импровизированного трона (некогда бывшего диваном, в этой некогда огромной гостиной), Кастер поднялась с места. Золотые украшения в волосах задорно зазвенели, когда женщина спустилась с небольшого возвышения, на котором находилось её ложе. В руках материализовался посох с уджатом и она медленно зашагала в сторону вестибюля. В то же время, магия, держащая особняк запечатанным, зашевелилась, отворяя главный вход - массивные двери из темного дерева. Магические символы заискрились в воздухе вдоль аллеи, ведущей к главному входу - ступи и окажешься внутри. Царица не терпела присутствия современных смертных, было достаточно и Мастера, к которому женщина проявляла все возможное терпение и умеренность действий, поэтому все, что делали когда-то для Кастер её подданные, теперь выполняла магия - безмолвная и самая верная её слуга. Когда первый прислужник гостя волшебницы ступил на золотую тропу, та загудела пронзительным звоном, перебивая прекрасную музыку - дар, что нес человек, рассыпался золотыми песчинками. Звук прекратился как только человек сошел со светящейся тропы. Люди опасливо переглянулись, кидая короткие взгляды на Сейбера.

Кастер недовольно сощурилась, наблюдая за этим действом и решила прекратить эту немую сцену самолично. Еще один шаг и магия переносит волшебницу к широко распахнутым дверям, золотое сияние остаточной магии испаряется и Царица пристально рассматривает собравшихся, останавливая взгляд на Сейбере. Молодой мужчина в богатых одеждах выжидательно молчит и Кастер улыбается, беззастенчиво разглядывая его.

- Язык дворцовых приветствий всегда казался мне слишком скучным, - произносит она, разворачиваясь вполоборота и едва заметным кивком головы зовет гостя за собой, - оставьте своих слуг здесь, внутри им не понравится. К тому же, я звала только вас, правитель далеких земель. Вы окажете Царице Царей честь, своим присутствием.

0

6

Уничтожение подношения не обидело Окунинуси. Эти вещи были изначально предназначены для Кастер - можно сказать, что она была богом (а каждый царь немного бог - независимо от того, есть ли у него ранг Божественности или нет), а они - подношением для нее. А боги вольны поступать с подношениями как угодно - хотят примут, хотят уничтожат. Все могло быть иначе, если бы это был его, Господина Великой Земли, личный дар... Не важно. Они все равно не были настолько близко знакомы, чтобы рассуждать об этом.
Но все же, этот инцидент привлек его внимания. В самом моменте было нечто глубоко поэтичное: манящий блеск золота обращается в сверкающую пыль с неприятным звуком, та затем опускается на пол и становится мусором. Не лучшая ли это иллюстрация того, что к чему стремятся люди также непостоянно и подвержено разрушению, как и они сами?
Но тут появилась хозяйка дома, Сэйбер взглянул на нее и ему стало не до философских мыслей. Глубокая зелень глаз, прелестное лицо, изгибы тела столь совершенные, что кажутся нереальными, совершенная кожа, подобная глади бронзового зеркала... Красота момента не шла ни в какое сравнение с Кастер, и Окунинуси почувствовал, что может совершить что-нибудь необдуманное... И тут он заметил (почувствовал?) ее сияние.
"Совсем как у неё", - в душе зашевелились неприятные воспоминания - Сэйбер позволил им пронестись перед глазами холодным ураганом, а затем сосредоточился на текущих вопросах.
Он повернулся к одному из своих последователей и успокоил его взмахом руки (нет, все-таки преданность не может заменить выучки - даже у старика Икеды и то было больше хладнокровия), после чего велел ему и остальным дожидаться его  возвращения и последовал за Кастер. Особняк Макири ему не понравился - за исключением того места, в которое его привела волшебница.
Перешагнув порог, Окунинуси отвел взгляд от хозяйки Территории (до этого он его не сводил) и окинул его внимательным взглядом.  Без сомнений, это был тронный зал: расписные колонны, мозаичный пол, трон, от которого исходила почти что подавляющая аура... И изображения богов. Одно из них привлекло внимания Сэйбера - это было изображение, на котором два бога благословляли царя, признавая его равным себе. Его заинтересовал тот, что был слева - с головой экзотического животного с длинной мордой и скипетром в руке.
"Неужто он? Выглядит совсем иначе, но..." - Окунинуси не мог понять, почему, но изображение вызывало у него совершенно однозначные ассоциации.
- Простите мое любопытство, - сказал он, подходя к барельефу и замирая перед ним. - Но прежде, чем мы начнем то, для чего меня пригласили, ответьте на мой вопрос. Кто это?

0

7

Царица привела своего гостя в зал, тот что некогда был обширной гостиной, а теперь стал самым настоящим тронным. Сейбер следовал за волшебницей молча, а она, в свою очередь внимательно разглядывала его, сквозь глаза, глядящие на весь дом со всех сторон. Позволять себе пялится на гостей с подобным интересом, каким этот самый гость одарил её, женщине не позволяла её непомерных размеров гордость. Молчание затягивалось, как только они вошли в зал, Кастер намеревалась спросить Сейбера о чем-нибудь отвлеченном, дабы начать разговор (о чем-нибудь, не связанным с Войной Грааля, хотя бы в самом начале, пожалуйста). Но мужчина опередил её.

- М? - Рамзес обернулась, глядя на барельеф, что привлек внимание героической души. Одна из многочисленных статуй, коих за свою жизнь Озимандия возвела себе превеликое множество, была там. Камень изображал сцену из прошлого, вернее изображал то, что простым поданным было просто необходимо не только представлять в своей голове, но и видеть воочию, хотя бы увековеченным в камне.

- Это великие Сет и Гор, благословляющие фараона на престоле. В данном случае, меня, хотя, честно говоря, традиция однобокого изображения весьма исказила мой образ и породила историческую путаницу, - отвечает Кастер и движется чуть дальше, чтобы прислонить к одной из колонн свой посох и склонится к Сехмет, сидящей на невысоком каменном постаменте. - Сет - бог хаоса, бурь и войн, защитник моего великого Отца. Я думаю, что современные смертные и их плоские однобокие религии назвали бы его дьяволом. Второй -  властитель неба и света, царственный небожитель. Они оба являются хранителями династий фараонов со времен задолго до моего рождения. Почему вас заинтересовал именно этот барельеф, увидели что-то знакомое?

Рамзес подняла кошку на руки и выжидающе посмотрела на Сейбера, разглядывающего скульптуру. Бесстрашный гость не выглядел грозным или безрассудным смельчаком, но волшебница из глубокой древности не ощущала в нем ни тени волнения или сомнений. Что же, воистину правители могут быть непредсказуемыми во всем, даже в своем внешнем облике. Мужчина выглядел настолько спокойно и миролюбиво, насколько это вообще было возможно, но Кастер не по наслышке знала насколько обманчивой может быть внешность. Она прекрасно помнит, как её, совсем юную, только вошедшую на престол Царицу, недооценивали хеты, за что после и расплатились своим полным разгромом, так же как и жрецы, мнившие, что подчинить молодую правительницу будет так же легко, как многих ее предшественников.

- К слову говоря, вы разве знаете зачем я вас пригласила, - глаза женщины сощурились, заинтересованно блеснув потусторонним золотом, - видят Боги, что единственной причиной этому был сиюминутный порыв. Я и не думала, что вы так просто согласитесь. В конце-концов Война Грааля началась, где-то там гремят звуки битвы и чтобы прийти на территорию к Кастер, нужно быть либо безрассудным, либо крайне уверенным в себе.

0

8

Ну конечно, - подумал Окунинуси, выслушав пояснения Кастер (какой же у нее чудесный голос). - Буря. И наверное. в какой-то степени хаос и разрушение тоже. Можно будет даже поддразнить его при случае.
- Он похож на моего... - Сэйбер на мгновение задумался - представить ли его как предка или тестя, но затем решил использовать третий вариант. - Родственника. Сусаноо-но-Микото, Доблестного стремительного яростного ками-муж из Суса. Его тоже почитают как бога бурь...
Условия Войны Грааля требовали относиться к именам с осторожностью, и Окунинуси понимал почему. У многих героев есть какие-нибудь слабости, которые легко использовать против них, в том числе и у него самого. Однако, царица легко назвала ему хранителей своей династии и было бы недостойно ответить ей тем же. К тому же, она скорее всего знала о его стране не больше, чем он - об ее.
"Кажется, она называется Египет, - подумал Господин Великой Земли, а затем ему на ум пришла неожиданная мысль.
- Позвольте мне задать второй вопрос.  - произнес он, отворачиваясь от барельефа и одаривая хозяйку улыбкой. - Ваши хранители ведь cоперничали между собой за власть, не так ли?
Отчасти это предположение было интуитивным, но главным образом порождал сам барельеф. Боги стояли напротив друг друга, разделенные владыкой земель (или точнее неправильным изображением владычицы) - следовательно, они не были на одной стороне, каждый дарил свое благословение - следовательно, определенные права на власть были у обоих...
К тому же, солнце и буря часто соперничают между собой, - он усмехнулся при этой мысли. - Возможно даже всегда. Словно небо тесно для них двоих...
Сэйберу было очень интересно услышать ответ, однако, несмотря на это, следующим словам волшебницы удалось переключить его внимание. Около секунды он с с недоумением взирал на Кастер, пытаясь понять, были ли ее слова шуткой, а затем рассмеялся. Заливисто, искренне, продолжительно - на глазах даже слезы выступили. Впрочем, это было не настолько долго, чтобы быть совсем невежливым, а самом смехе не было ничего издевательского и обидного. Он был всего лишь оценкой множества несоответствий их положения.
Впрочем, чего я удивляюсь? Она явно не ждала, что кто-то сможет заметить ее взгляд, - сказал себе Окунинуси и взял себя в руки.
- Про меня говорят и то, и другое, - произнес он. - И раз у вас нет идей, то позвольте мне предложить одну.  Давайте поразвлекаемся. Позовем слуг и музыкантов, поедим, выпьем, поиграем во что-нибудь.  В вашей стране есть какие-нибудь азартные игры?

Отредактировано Okuninushi-no-Mikoto (12.01.17 21:44:00)

0

9

- Божественные родственники. Как интересно, если вы скажете что у вас были родственные размолвки, я подумаю, что нахожу в нас слишком много схожестей, - подметила Царица, одаривая гостя нечитаемым взглядом. Что же, отчасти смелость можно объяснять и этим, в конце-концов львиная доля её собственной смелости родилась из абсолютной уверенности в том, что Всеотец приглядывает за своей дочерью. Он, за всю по-настоящему долгую жизнь Рамзес ни разу не заставил её усомниться в своем покровительстве, хоть и выдал её достаточно испытаний на проверку стойкости. - Да, вы угадали, они соперничали. Книга Книг повествует нам о том, как они сражались и как другие боги помогали им. Но ни вмешательство Исиды, ни покровительство Хатхор не помогло ни одному, ни второму - в итоге они оба заняли свои места там, где было предначертано. Гор получил сан отца своего Осириса, а Сет был одарен справедливостью Солнечного Ра и стал хранителем его в небесной лодке. Великий Отец справедлив и никогда не позволяет свершится тому, что...

Договорить Кастер не успела, Сейбер, видимо реагируя на её предыдущие слова заливисто рассмеялся. О, видит вездесущая Нут, недоумение на лице Озимандии было таким красочно-ярким, что с него смело можно было бы писать картины. Её слова отчего-то так искренне рассмешили гостя, что он не мог успокоится несколько долгих минут, на протяжении которых женщина взирала на него как на диковинку из далеких земель. Впрочем, он ею и является. Мужчина был по-детски непосредственен, несмотря на всё то императорское величие, ненавязчиво проскальзывающее во всех его действиях. Удивительно, как он сумел напомнить Кастер одновременно двух людей из далекого прошлого - так патологически добр и бесстрашен был её брат, а такой искренней с самой Царицей осмеливалась быть только Нефертари. Расставшись с первым и пережив вторую, Озимандия почти забыла как прекрасно было время, проведенное с ними вместе. Впрочем, несмотря на то, что первых двух Рамзес знала всю свою жизнь, Сейбер мог похвастаться тем, что такое впечатление на фараона произвел не проведя и часа рядом с ней. Интересно.

- И вас рассмешило то, что я назвала вас безрассудным и бесстрашным? - улыбнулась Царица, в кои-то веки показывая настоящую эмоцию, а не пренебрежительную ухмылку, которой обычно позволяла появляться на своем лице. Её потенциальный противник пришел сюда чтобы что...провести время? Действительно? Если это такой тщательно выверенный план, по усыплению бдительности Кастер, то она готова поаплодировать тому, что выдумал это. Кажется, она заразилась параноидальной подозрительностью своего Мастера.

- Я не люблю людей, вероятно, вы уже заметили, что здесь нет ни единого слуги, - продолжила женщина, выпуская животное из рук и проследовала к низким сидениям, что стояли в самом центре зала, превосходство сидеть на троне, оказываясь выше любого гостя, в этот раз не вызывало желания им воспользоваться. - Это время серо и беспорядочно. Существование большинства смертных более не имеет значения, если смысл ускользает даже от моего зрения, то я не верю, что он все еще существует. Их присутствие раздражает,- Рамзес опустилась на мягкие сидения и задумчиво оглядела зал, будто бы выискивая в интерьере что-то важное. - Сеега, или сенет, не то, чтобы я увлекалась подобным, знаете, когда множество фишек и минимум смысла. Моя..царственная супруга постоянно обыгрывала меня в обе игры и была крайне довольна моим раздражением. Находила меня "умилительно разозленной", я продолжала эти бесхитростные пытки только потому, что она очень любила все это. А вы увлекались таким времяпровождением?

0

10

- Вы слишком суровы, - произнес Окунинуси, продолжая улыбаться. - Они всего лишь простые смертные. У них нет господина, а у земли, на которой они живут, нет хозяина - стоит ли удивляться что нет ни смысла, ни порядка? Даже самим себе они больше не являются хозяевами и становятся рабами невыполнимых желаний и нелепых страстей. Знаете, кто был самым свободным из людей, которых я видел? Бездомный бродяга, который копался в куче нечистот у дороги. 
Сэйбер насмешливо фыркнул - это зрелище во многом символизировало для него современный мир. Грязный, сгорбленный нищий, согнувшийся над мусорным баком, мимо которого мчались повозки из стали и пластика - в то же время, бедняк мог в любой момент пойти и заняться чем пожелает его душа, а те, кто сидел в машинах, наоборот, были узниками, не способными на то, чтобы изо дня в день гнаться за миражами.
"Видимо это называют порочным кругом бытия"?
Решение Кастер по поводу слуг Сэйбер решил не оспаривать - с его точки зрения, это было скучновато, но все-таки это был ее тронный зал, а ему сейчас было вполне достаточно ее компании.
- Нет, - произнес он. -Просто вам удалось застать меня врасплох. Судя по репутации вашего класса, я ожидал что меня ужасным испытаниям, а затем сделаете частью изощренного плана завоевания превосходства в войне. Очень рад, что ошибался.
Он отступил от барельефа, подошел к Кастер, и остановился на расстоянии вытянутой руки от нее.
- Размолвки? Не то слово, - Окунинуси невесело хмыкнул. - Мой божественный предок родился, когда Прародитель-Изанаги совершал омовение после визита в Страну Мертвых. Тогда же вместе с ним родились лунный бог Цукиёми и великая богиня солнца Аматэрасу. Отец отдал ей небесные поля, мой предок же получил море, но остался недоволен. Он никогда не сражался со своей сестрой, но они часто соперничали и никогда не примирились полностью.
В другой ситуации, Сэйбер бы мог рассказать эту историю во всех подробностях, но сейчас у него не было настроения рассказывать про рождение богов из мечей и ожерелий, разрушение межевых знаков, осквернение священных покоев и освежеванных пони.
- В итоге, Сусаноо ушел в мир смертных, а затем поселился в Стране Мертвых, Аматэрасу воцарилась на небе, а улаживать разногласия пришлось их потомкам, - сказал он. - В том числе - мне.
- Но это уже дела прошлого, - Сэйбер покачал головой, как бы отгоняя сгустившиеся воспоминания, а затем снова улыбнулся - И да, я всегда любил игры. Не могу сказать, что я побеждал всегда, но тут же смысл в том, чтобы наслаждаться удачей и самой игрой. К сожалению, я не знаю как играть в сеегу. Но вы же мне объясните мне правила? 

Отредактировано Okuninushi-no-Mikoto (20.01.17 19:53:14)

0

11

- Я вцелом весьма трудного характера, - парировала Кастер, - и весьма нетерпимо отношусь к тому, что считаю бессмысленным. В данном случае к смертным этого времени. И, быть может, я действительно задумала что-то неистово коварное и ужасное, - Царица невесело хмыкнула, будто-бы вспоминая что-то, - а сейчас усыпляю вашу бдительность, как только вы расслабитесь я сделаю ход. Разве что без кровавых жертвоприношений обойдемся, хотя бы на этот раз.

Голос волшебницы был тихим, почти скучающим. Она прекрасно понимала, о чем намекнул Сейбер и совсем нехотя, почти лениво, подыграла ему. Вселять страх и ужас только при помощи коварства - удел Кастеров, но фараон была не только магом, она была воином, полководцем, ведущим свою армию к победе. Недостатка в силе, хвала богам, она никогда не испытывала и единственное на что ей не хватило их когда-то, это удержать брата. Война за Грааль интересовала её только постольку, поскольку победа была предположительным испытанием, на пути к богам, в остальном же Рамзес не желала изменить в своей жизни ничего. На все то была воля Всеотца, он вел её всю её долгую жизнь, оберегая или проводя черед препятствия. Значит и в этот раз он желает победы для своей дочери. Но и её гость оказался отпрыском божественной крови.

Как интересно.

- М, расскажите мне, зачем вы здесь, - покачала головой Озимандия, игнорируя слова об игре, - зачем пришли ко мне и зачем вам Война. Я верю, что мой призыв был волей моих предков, ведь моего желания у него нет, а если и есть, то я не принимаю его в расчет, раз оно не лежит на поверхности.

Игры только умело нагоняли скуку на Рамзес, и если при жизни она терпела эту праздность ради Нефертари и её улыбки, то сейчас повторять сеанс матча в сенет ей не хотелось. Учить гостя в том числе. Зачем развлекать себя игрушкой для убивания времени, если перед тобой гость, о котором ты ничего не знаешь так же, как и он о тебе. Героическая душа из неизвестного времени и места гораздо привлекательнее и удивительнее незамысловатой игральной доски.

0

12

От Окунинуси не укрылось, что его желания испытать удачу друг с другом царица не разделяет. Его лицо разочарованно вытянулось, уголки губ опустились, а в глазах появилось нечто похожее на блеск обиды. Впрочем, долго это не продлилось - мгновение-другое и Сэйбер снова расцвел приветливой улыбкой, которую можно было считать как и ответом на слова Кастер - дескать, его ничего не пугало, так и простым проявлением вежливости.
- Жаль, - произнес он. - Я хотел предложить вам сыграть на желание... Ну, ладно, что поделаешь.
Сэйбер огляделся по сторонам, и не обнаружив ничего на что можно было сесть медленно опустился на пол и скрестив ноги по-турецки - в его время это считалось наиболее церемонной позой.
- Хорошо, давайте поговорим, - он опустил ладони на колени и задумчиво возвел глаза к потолку. - Вы позвали меня и я не смог отказаться. У вас очень красивый голос. Что же до Войны...
Император прервался, обдумывая следующие слова. Вопрос был не из легких - слишком многое годилось в качестве ответа. Например, желание взять реванш у потомков Аматэрасу. Или долг, ведь надвигались смутные времена, и его земля нуждалась в хозяине, а населявшие ее люди - в господине. Сыграла свою роль скука - Незримое царство конечно нельзя было назвать унылым, но ему явно не хватало стремительного непостоянства мира смертных. К тому же, красота этого мира находила свое выражение в бесконечном многообразии форм, которые неизменно влекли Сэйбера к себе... В общем, причин было много и между ними было мало общего.
- Я захотел прийти в мир смертных, мне ничто не мешало, и я пришел, - наконец изрек он с серьезностью, которая контрастировала с незатейливостью его слов. - Есть и другие причины, но эта, я думаю, главная.
За этим последовала усмешка и небольшая пауза, после чего Окунинуси поднял левую руку, устремив указательный палец вверх.
- И теперь я хочу спросить вас, - обратился он к царице - в серьезном тоне звучало озороство. - Какой была ваша первая любовь и насколько сильной она была?

Отредактировано Okuninushi-no-Mikoto (02.02.17 22:54:08)

0


Вы здесь » Fate/SWAG » Модуль "Fate/Strange War" » 01.01.2005. words are knives, and often leave scars.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC